Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Гюнтер М. Аксиомы биржевого спекулянта

Аксиомы биржевых спекуляций, известные также как «швейцарские аксиомы», – это свод из 12 основных и 16 вспомогательных непреложных правил, помнить о которых надлежит любому биржевому игроку, на каком бы рынке он ни работал: фондовом, валютном или товарном. В них не содержится описаний сложных математических моделей или стратегий. Вместо этого автор подробно и подкупающе честно рассматривает рынок через призму особенностей человеческого поведения. Он раскрывает перед читателем основные мотивы поведения трейдеров, при этом называя вещи своими именами – азарт, жадность, суеверие и т. п.

Какой  Форекс-брокер  лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделайте  свой выбор!

Вспомогательная аксиома №16. Избегайте долгосрочных инвестиций

Один из руководителей Swiss Bank Corporation – alma mater Фрэнка Генри – рассказал мне грустную историю долгосрочного инвестора по имени Паула, которая потерпела на этом поприще сокрушительное поражение.

Она начала свою трудовую деятельность в качестве рабочей на конвейерной линии автомобильной компании Ford. Пользуясь тем, что компания щедро финансировала образовательные программы для своих служащих, она постепенно добралась по карьерной лестнице до должности менеджера. Попутно она накопила несколько тысяч обыкновенных акций компании Ford. Ее муж умер, когда ей было около 55 лет, оставив ее единоличным владельцем большого дома в детройтском пригороде и коттеджа во Флориде, которые теперь ей были уже не нужны. Она решила продать их оба, уйти на досрочную пенсию, вложить все имеющиеся средства в акции Ford и счастливо жить на дивиденды.

Это было в конце 1970-х гг. В то время Ford выплачивал в виде дивидендов $2,60 на акцию. Объединенный пакет уже имевшихся и вновь купленных Паулой бумаг включал в себя около 20 тыс. акций. Приходящаяся на них сумма дивидендов составляла приблизительно $52 тыс. в год. Этот инвестиционный доход подлежал налогообложению, но и оставшихся после уплаты налога денег, при добавлении к ним небольшой пенсии, вполне хватало на то, чтобы сделать жизнь Паулы финансово безопасной и комфортной.

Ее брокер, тоже женщина, звонила ей несколько раз, чтобы предупредить о том, что в автомобильной промышленности, кажется, назревают проблемы. Она говорила, что, возможно, правильнее продать акции Ford прежде, чем цена упадет. И если Паулу интересует в первую очередь дивидендный доход, то почему бы ей не рассмотреть возможность покупки акций сервисных компаний? Эти компании традиционно направляют на выплату дивидендов значительную долю своего дохода. Цена их акций остается почти неизменной, зато урожаи дивидендов обычно приносят 9-15% дохода, что в 2-3 раза выше, чем у других компаний.

Но Паула ответила, что предпочитает держать акции Ford. Она знала компанию много лет, доверяла ей и чувствовала себя комфортно именно с этими бумагами. Что касается возможного снижения курса акций, она посчитала, что это ее никоим образом не касается. Для нее это было долгосрочной инвестицией.


Знаете ли Вы, что: у брокера валютного рынка ForexClub имеются клиенты, заработавшие более 1 млн. долларов прибыли.


Она не имела никаких планов продавать свой пакет в обозримом будущем. Она вообще обращала внимание на публикуемый в газетах курс этих акций не чаще одного раза в год. Несколько пунктов вверх, несколько пунктов вниз – какая разница? Она была выше этого. Все, что она хотела получить от своих акций, – это чеки с приятной суммой ежеквартальных дивидендов. Она ответила брокеру, что хотела бы просто запереть свои акции в депозитарии и забыть о них.

В 1980 г. компания Ford снизила размер своих дивидендов на акцию с $2,60 в год до $1,73. Доход Паулы соответственно понизился до $34 600.

Как мы уже отмечали ранее в другом контексте, неприятности автопромышленности в 1980 г. нарастали как снежный ком, в результате чего акции всех крупных автомобилестроителей, включая Ford, испытали серьезное падение. Паула хотела бы остаться в стороне от этого процесса, но это было невозможно.

В 1981 г. Ford сократил размер дивидендов до 80 центов. Доход Паулы упал до $16 тыс.

В 1982 г. Ford решил вообще не выплачивать дивиденды. К этому времени Паула была уже в отчаянии. В этот год она была вынуждена продать приблизительно 4 тыс. акций, чтобы оплатить расходы по содержанию жилья и рассчитаться с накапливающимися долгами. Курс акций к тому моменту был ужасающе низок. Ей пришлось продавать свои бумаги по гораздо меньшей цене, чем она заплатила при их покупке.

В 1983 г. Ford начал приходить в себя. Директора объявили о выплате дивидендов в размере 50 центов на акцию. К началу года в распоряжении Паулы оставалось уже только 16 тыс. акций, и в течение года ей пришлось продать еще 2 тыс. акций. Ее дивидендный доход за 1983 г. составил около $7 тыс.

Год 1984-й стал для компании более удачным. Дивиденды выплачивались из расчета $1,20 на акцию. Паула получила на оставшиеся у нее 14 тыс. акций $16 тыс. Это обеспечило ей некоторую финансовую поддержку, но, конечно, это было совсем не то, на что она рассчитывала в своем долгосрочном плане.

* * *

Джесси Ливермор писал: «Я готов поспорить, что деньги, потерянные [краткосрочными] спекулянтами, являются небольшими по сравнению с гигантскими суммами, потерянными так называемыми инвесторами, которые позволяли себе долгосрочные инвестиции. С моей точки зрения, [долгосрочные] инвесторы – еще более азартные игроки. Они делают ставку, держатся за нее, и если что-то пойдет не так, как надо, они могут потерять все. Интеллектуальный спекулянт будет... действуя быстро, сводить свои потери к минимуму».

Как мы уже знаем, Ливермор не был стопроцентно успешным спекулянтом. Он не только четырежды зарабатывал себе состояния, но и столько же раз их терял – и в конце концов вместе с деньгами потерял и саму жизнь, застрелившись в тесной туалетной комнате. Но в те периоды, когда он был «королем рынка», его система трейдинга работала, как хорошо смазанный и настроенный двигатель. К этому звуку стоило прислушаться.

Заметьте центральную сентенцию его высказывания: «[долгосрочные] инвесторы – еще более азартные игроки». Действительно, заключать пари на события завтрашнего дня достаточно рискованно, а пари на события, отстоящие от сегодняшнего дня на 20 или 30 лет, – абсолютно безумно.

Долгосрочные инвестиции, включая приведенные выше примеры неудач, имеют свое очарование. Наиболее привлекательным выглядит то, что долгосрочная стратегия освобождает вас от необходимости принимать частые и, возможно, болезненные торговые решения. Достаточно одного: «Я куплю этот актив и буду сидеть в нем до конца» – после чего можно и расслабиться. Это потворствует культивированию лени и трусости, двух черт характера, которыми все мы наделены в изобилии. Кроме того, обладание долгосрочной заначкой, появившейся, как это бывает с большинством таких заначек, в рамках выполнения вами своего долгосрочного плана, приводит вас в расслабленное состояние. Будущее предельно ясно! Ничто уже не сможет поколебать вашу финансовую устойчивость. Так – или примерно так – рассуждает долгосрочный инвестор.

Еще одной привлекательной характеристикой долгосрочных инвестиций является тот факт, что они позволяют сэкономить на комиссионных расходах. Чем чаще вы совершаете сделки с акциями, валютами или недвижимым имуществом, тем выше размер ваших отчислений на оплату различного рода комиссионных расходов. Особенно это касается рынка недвижимого имущества, где размер комиссий очень высок. На других рынках биржевые и брокерские комиссии не составляют значимую статью затрат и скорее сравнимы с комариным укусом. Однако многие долгосрочные инвесторы рассматривают отсутствие необходимости оплаты комиссионных расходов как существенную экономию.

Конечно, ваш брокер предпочел бы видеть в вас легкого на подъем краткосрочного спекулянта, нежели неповоротливого долгосрочного инвестора. Чем больше биржевых операций вы совершаете, тем больше денег зарабатывает ваш брокер. В данном специфическом случае его финансовые интересы абсолютно совпадают с вашими собственными.

Не стоит цепляться за однажды купленный актив. Любая инвестиция требует периодического переосмысления и переоценки, которые должны проводиться по крайней мере каждые три месяца или около этого. Не переставайте спрашивать себя: «Купил бы я этот актив сегодня, если бы не сделал этого раньше? Оправдывает ли удерживаемый актив мои ожидания?».

Это не значит, что вы должны перетряхивать свой инвестиционный портфель только ради самой перетряски. Но если рыночная конъюнктура изменилась с тех пор, как вы вложили деньги в данный актив, если он стал выглядеть менее привлекательно, если эта инвестиция скорее уводит вас от намеченной цели, чем помогает ее достичь, если вы видите другую возможность, которая в свете изменившихся обстоятельств определенно выглядит более многообещающей, – смело вносите в свой инвестиционный портфель соответствующие изменения.

* * *

Стремление сидеть в долгосрочных позициях происходит не только от нашей собственной лени, трусости или других внутренних проблем. К этому нас подталкивает еще и разностороннее внешнее давление.

Например, многие крупные корпорации, акции которых торгуются на бирже, предлагают своим сотрудникам кажущиеся привлекательными условия регулярного инвестирования личного капитала в акции самих корпораций-работодателей. Вы подписываете договор на ежемесячное инвестирование определенной суммы своих денег в такие акции. Некоторые компании, стремясь максимально облегчить эту процедуру, по вашему заявлению автоматически вычитают оговоренную сумму из вашей зарплаты и покупают на нее акции. Вы даже не видите этих денег. Это – безболезненные инвестиции! По крайней мере так – или примерно так – вам говорят.

Однако подобные договоренности приводят к тому, что вы в значительной мере лишаетесь мобильности и свободы выбора. К чему, например, привело бы подобное застревание в долгосрочных инвестициях в акции GM в течение нескольких последних десятилетий? В 1971 г. эти акции продавались по цене выше $90. С тех пор их цена так ни разу и не поднялась выше этого уровня.

Отдельные брокеры также предлагают своим клиентам то, что они обычно называют «комфортными» ежемесячными инвестиционными планами. В этом случае вы обязуетесь ежемесячно инвестировать определенную сумму в ценные бумаги, состав которых определяете сами. Само по себе это не втягивает вас в долгосрочные инвестиции автоматически, но все же создает для этого серьезные предпосылки. Опасность такой схемы состоит в том, что она поощряет вас к созданию долгосрочного плана: «Давайте-ка посмотрим... Значит, если я инвестирую X долларов в месяц в акции "Чудо-электроники" и если курс этих акций будет повышаться на скромные 10% в год, тогда к 65 годам мои X долларов увеличатся в тысячу раз! Я буду богат!».

Не рассчитывайте на это.

Продавцы паев ПИФов и зазывалы из трастовых фондов тоже любят рисовать перед вашим взором радужные перспективы долгосрочных инвестиций и ежемесячных инвестиционных планов. Они присылают вам цветные диаграммы, демонстрирующие, насколько бы вы уже разбогатели, если бы заключили с ними договор 20 лет назад. Если же управляющие этих фондов справлялись со своими обязанностями из рук вон плохо и не могут похвастать былой доходностью, тогда предъявляемые вам диаграммы живописуют не менее потрясающую картину вашего будущего, «только подпишите инвестиционный договор прямо сейчас!».

Кроме того, есть еще и различные системы страхования жизни. Это ужасно сложный мир. В самом общем виде все существующие предложения по страхованию жизни можно разделить на две основные категории: те, что вовлекают вас в долгосрочные инвестиции, и те, которые этого не делают. Мой вам совет: не связывайтесь с первыми.

Долгосрочное инвестиционное страхование жизни, какое бы из множества имеющихся названий оно ни носило, фактически работает следующим образом. Оно либо обеспечивает ваших иждивенцев в случае вашей смерти, либо выплачивает вам самому ренту или всю причитающуюся вам сумму разом в том случае, если вы доживаете до некоторого, установленного договором возраста. Во всем изумительном разнообразии форм подобного страхования жизни не изменяется лишь одна вещь: это обходится вам очень дорого.

Приветливый, консервативно одетый продавец, разложивший свои диаграммы на вашем журнальном столике и в почтительном тоне говорящий с вами о долгосрочных накопительных планах, искренне хочет, чтобы вы купили эту страховку. Неудивительно: ведь если ему удастся вас уговорить, он получит неплохие комиссионные. Он хочет, чтобы вы регулярно в течение 20 или 30 лет инвестировали немалые суммы, но при этом для него самого этот бизнес не будет таким же долгосрочным, каким он предлагается для вас. По всей вероятности, он будет получать хорошие комиссионные с тридцатилетнего договора лишь в первые год или два.

Главным аргументом в его убедительной речи будет акцент на том, что вы ничего не покупаете, вы инвестируете. Если все будет хорошо, то в конечном счете вы вернете все свои деньги или их существенную часть. Тем временем ваша семья будет защищена на случай, если вы отправитесь на тот свет раньше запланированного срока. Замечательно, не правда ли?

Нет. Та сделка, пойти на которую вас уговаривает продавец страховок, просто ужасна. Он хочет, чтобы вы взяли на себя обязательство инвестировать тысячи долларов на протяжении множества предстоящих лет. Откуда вам знать, каким станет этот мир в столь далеком будущем? Глядя с позиции дня сегодняшнего, как вы можете быть уверены в том, что через 10 или 20 лет не потеряете желание вкладывать деньги в свою пенсионную ренту? Возможно, мир действительно изменится до неузнаваемости и сделает эту ренту ничего не стоящей. Так зачем же вам вступать в такую кабалу?

Если у вас есть иждивенцы, у которых в случае вашей смерти могут возникнуть серьезные финансовые проблемы, защитите их путем покупки самой дешевой срочной страховки. Она окупится лишь в случае вашей кончины, но в этом и заключается ее единственная функция. Она не накладывает на вас никаких дополнительных обязанностей. В тот момент, когда ваши иждивенцы больше не нуждаются в вашей финансовой помощи или в вашей жизни происходят какие-то иные изменения, вы просто прекращаете действие страховки. Все это время, поскольку выплаты по такому виду страхования жизни не столь обременительны, вы имеете возможность инвестировать сэкономленный капитал в ценные бумаги, к которым страховые полисы не относятся.

Все, что вы можете знать о будущем, – это то, что оно когда-нибудь наступит. Вы не можете знать, каким оно будет, но вы можете, по крайней мере, подготовиться адекватно реагировать на те возможности и опасности, которые это будущее вам принесет.

Спекулятивная стратегия

Двенадцатая, и заключительная, аксиома предупреждает нас о тщетности и опасности планирования будущего, которое мы не в состоянии предвидеть. Не становитесь заложниками долгосрочных планов или долгосрочных инвестиций. Вместо этого реагируйте на события по мере того, как они происходят. Вкладывайте деньги в спекулятивные возможности, когда таковые вам предоставляются, и оберегайте их от внезапно возникающих опасностей. Оцените свободу действий, которую дает вам следование такой стратегии, и никогда не отказывайтесь от этой свободы.

Двенадцатая аксиома указывает, что у трейдера может быть только один долгосрочный финансовый план, которому он должен неукоснительно следовать, – этот план заключается в намерении разбогатеть. Ответ на вопрос о том, как это сделать, невозможно узнать заранее. Единственно правильный ответ заключается в том, что вы добьетесь поставленной цели тем или иным способом. Если, конечно, будете следовать аксиомам, представленным в этой книге.
Содержание К началу

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика