Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Гюнтер М. Аксиомы биржевого спекулянта

Аксиомы биржевых спекуляций, известные также как «швейцарские аксиомы», – это свод из 12 основных и 16 вспомогательных непреложных правил, помнить о которых надлежит любому биржевому игроку, на каком бы рынке он ни работал: фондовом, валютном или товарном. В них не содержится описаний сложных математических моделей или стратегий. Вместо этого автор подробно и подкупающе честно рассматривает рынок через призму особенностей человеческого поведения. Он раскрывает перед читателем основные мотивы поведения трейдеров, при этом называя вещи своими именами – азарт, жадность, суеверие и т. п.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделай свой выбор!

Вспомогательная аксиома №1. Всегда играйте на значительные ставки

«Делайте только такие ставки, которые вы можете позволить себе потерять», – гласит старая избитая догма. Вы слышите это в Лас-Вегасе, на Уолл-стрит, везде, где люди рискуют своими деньгами, чтобы получить еще больше денег. Вы читаете это в книгах об инвестициях и в советах по управлению финансами, которые предлагают публике заурядные инвестиционные консультанты. Этот принцип повторяется повсюду и настолько часто, что вокруг него образовалась аура непреложной истины – точно так же, как вокруг догмы о пользе полного спокойствия.

Но вы должны не принимать данный принцип на веру, а изучить его с максимальной осторожностью, прежде чем взять на вооружение. В интерпретации большинства людей этот принцип превращается в формулу, которая гарантирует получение разочаровывающих результатов.

Что представляет собой такой размер ставки, который вы можете «позволить себе потерять»? Большинство понимает это как «то количество денег, потеря которых не повредит мне серьезным образом» или «не отразится существенным образом на моем общем финансовом благосостоянии».

Иными словами: доллар, или два, или двадцать, а может быть, несколько сотен? Все это те суммы, которые большая часть представителей среднего класса сочли бы допустимой потерей. И, следуя вышеописанному принципу, то же большинство заключает, что это и есть те суммы, с которыми им позволительно спекулировать, если они вообще решаются на спекуляцию.

Но вот что мы получаем в результате?

Если вы ставите на кон $100 и вам удается удвоить эти деньги, вы все еще бедны. Единственный способ обыграть систему состоит в том, чтобы играть на значительные ставки. Кто не рискует, тот не пьет шампанского! Это не значит, что вы должны делать ставки такого размера, что их потеря сделает вас банкротом. В конце концов, вам еще нужно заплатить за квартиру и накормить детей. Но это означает, что вы должны преодолеть свой страх перед возможностью проиграть.

Если количество денег, которыми вы рискуете, настолько мало, что их потеря не отразится на вашем финансовом состоянии сколько-нибудь существенным образом, то, вероятно, даже при благоприятном развитии событий этот риск не обернется для вас и никакой существенной прибылью. Единственный способ выиграть крупную сумму на маленькую ставку – реализовать мизерные шансы. Например, вы могли бы купить лотерейный билет за доллар и выиграть по нему миллион. Об этом приятно помечтать долгими зимними вечерами, но шансы, играющие в этом случае против вас, обескураживающе высоки.

<a href="https://www.instaforex.com/ru/?x=MAN">Форекс портал</a>

Начиная обучаться спекулятивной игре, вы должны быть готовы к не самым большим, но все же чувствительным потерям. Делайте ставки такого размера, чтобы волноваться об их судьбе, но не слишком сильно.

Возможно, вы захотите начать с малого, а затем, по мере приобретения опыта и веры в свои силы, увеличить дозу беспокойства. Каждый спекулянт нащупывает собственный допустимый уровень риска. Некоторые, такие как Джесси Ливермор, делают настолько смелые ставки, что могут разориться с огромной скоростью (Ливермор прошел через это аж четыре раза). Взятый им уровень риска был настолько высок, что это пугало даже самых опытных спекулянтов. Фрэнк Генри имел обыкновение изучать азартные сделки Ливермора, и они часто ошеломляли его. «Этот человек безумен!» – говорил Фрэнк Генри. Собственный его уровень риска был ниже. Как-то раз он подсчитал, что если бы в результате какого-то масштабного катаклизма все его спекулятивные позиции пошли прахом, то это бы стоило ему половины всего капитала.

Иными словами, он потерял бы ровно столько же, сколько сберег. Именно на таком уровне он расположил планку своего беспокойства.

Еще одним апологетом игры на значительные ставки был нефтяной магнат Пол Гетти. Его история весьма поучительна. Большинство людей считают, что он унаследовал свое огромное состояние или, по крайней мере, начальный капитал от отца. Однако факты это опровергают. Всю свою громадную кучу денег Пол Гетти заработал самостоятельно, причем начинал он как обычный спекулянт средней руки, такой же, как вы или я.

Его жутко раздражал тот факт, что люди думают о нем как о счастливчике, которому богатая жизнь преподнесена на блюдечке с голубой каемочкой. «С чего они это взяли?» – сердито кричал он однажды в моем присутствии. (Мы встретились с ним в редакции «Плейбоя». Он был акционером компании – учредителя этого журнала, в котором он несколько лет работал в качестве бизнес-редактора и для которого написал в свое время 30-40 статей. Это было его способом расслабиться в тот период, когда он еще не был финансовым магнатом.)

В конце концов он заключил, что к неправильным выводам людей приводит огромный размер его состояния. Очевидно, все полагали, что ни один человек среднего достатка не способен, начав практически с нуля, самостоятельно сколотить миллиард долларов.

Но совершенно точно, что Гетти это удалось. Единственное преимущество, которое он имел передо мной или вами, состояло в том, что он начал свой путь к богатству в первые годы XX в., когда все стоило гораздо дешевле, чем сейчас, а подоходный налог и вовсе отсутствовал. Он не получил от своего сурового отца никаких денег, кроме нескольких скромных ссуд, которые он должен был вернуть в обязательном порядке. Самой ценной вещью, полученной от отца, были не деньги, а инструкции.

Джордж Гетти, отец Пола, был миннеаполисским адвокатом и спекулянтом-самоучкой, сумевшим сколотить капитал на нефтяном буме, разразившемся в начале столетия в штате Оклахома. Он же сформулировал правила игры, которые частично схожи с аксиомами трейдинга. Он был непреклонным человеком, придерживавшимся строгих правил, и убежденным трудоголиком. В одной из своих статей в «Плейбое» Пол писал: «Джордж Гетти отвергал любые идеи о том, что сын успешного человека должен быть избалован или одаряем деньгами после достижения трудоспособного возраста». В итоге молодой Пол был вынужден прокладывать собственный путь к благосостоянию.

Сначала он хотел стать дипломатом или писателем, но любовь его отца к спекуляциям передалась и сыну. И он подался поближе к нефти, в Оклахому. Поработав там в качестве разнорабочего и заточника, он накопил несколько сотен долларов, которыми и решил рискнуть.

Тем самым он проявил понимание принципа, лежащего в основе вспомогательной аксиомы №1. Принципа, который он узнал от отца: «Всегда играйте на значительные ставки».

Он купил маленький пай в нефтяной компании, заплатив за него $50 или даже меньше. Сделать это в то время было очень просто, поскольку не было недостатка ни в нефтяных месторождениях, ни в авантюристах и спекулятивных синдикатах, которым требовались деньги для бурения новых скважин. Они готовы были продавать крошечные паи любому, кто имел хотя бы несколько долларов. Но Гетти прекрасно понимал, что он никогда не разбогатеет, покупая мизерные доли бизнеса. Поэтому он пошел дальше. Рядом с небольшой деревней Стоун Блафф еще один спекулянт продавал половину своего нефтяного бизнеса. Эта сделка показалась Гетти привлекательной, и он решил сделать на нее ставку. Он предложил за выставленную на продажу долю $500 – почти все свое состояние – и, поскольку никто не дал больше, официально стал собственником нефтяного бизнеса.

В январе 1916 г. первая тестовая скважина на арендованном ими участке давала более 700 баррелей сырой нефти в день. Чуть позже Гетти продал свою долю за $12 тыс., и именно эти деньги легли в основу его легендарного состояния.

«Конечно, мне повезло, – говорил он много лет спустя, вспоминая ту давнюю авантюру. – Я мог прогореть. Но даже это не изменило бы моего мнения о том, что я был прав, пойдя на столь значительный риск. Решившись на это, я получил возможность обрести для себя нечто интересное. Шанс, надежда... Смотрите, если бы я отказался рискнуть, у меня бы не было надежды.»

Он добавил, что, даже если бы он проиграл, это не стало бы для него концом света. Он просто снова наскреб бы еще немного денег и попробовал еще раз. «Мне казалось, что у меня намного больше шансов выиграть, нежели проиграть, – вспоминал он. – Если бы я выиграл, это было бы замечательно. Если бы я проиграл, это стало бы для меня ударом, но все же не смертельным. Мой дальнейший путь виделся мне совершенно ясно. И как бы вы поступили на моем месте?»
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика