Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Ильин В.В., Титов В.В. Биржа на кончиках пальцев

Книга поможет читателям ближе познакомиться с современным фондовым рынком и определить свое отношение к нему. Это не книга для профессионалов; скорее, это популярный свод правил и современных особенностей биржевой игры для тех, кто хочет узнать о ней больше и испытать свои силы на практике. Цель авторов – дать всю самую необходимую информацию для того, чтобы Вы могли сами свободно и самостоятельно принимать верные биржевые решения.

Какой  Форекс-брокер  лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделайте  свой выбор!

3.3. Привлекательность российских акций

Итак, акции являются многофункциональным финансовым инструментом, следовательно, и привлекательны они могут быть в различных аспектах. По большому счету любое приобретение акций с точки зрения целей этой операции можно рассматривать либо как спекуляцию, либо как инвестицию. С точки зрения спекуляции, привлекательность на рынке имеет «все, что движется», т. е. обладает волатильностью (изменчивостью цены во времени) и небольшим спрэдом (разницей между ценой покупки и продажи). На российском фондовом рынке эти качества в наибольшей степени присущи акциям РАО «ЕЭС России». Возможно, связано это с тем, что отцовство «новорусского» фондового рынка приписывают г-ну Чубайсу, вот уже несколько лет возглавляющему эту компанию. Здесь все понятно: покупаешь дешево, продаешь дорого, и так хоть несколько раз на дню. Вопрос о том, возможно ли определить, на каком ценовом уровне находится «дешево», а на каком «дорого» обсуждается в других главах книги.

Здесь мы уделим особое внимание инвестиционной привлекательности российского фондового рынка.

Словарь Ожегова, созданный для нормальных людей, с разумом, не затуманенным финансовыми хитросплетениями, содержит следующее толкование этого термина: «Долгосрочные вложения капитала в отдельные отрасли экономики внутри страны и за рубежом».

Куда более громоздко выглядит толкование слова «инвестиции» в специализированном словаре.

«ИНВЕСТИЦИИ

Помещение капитала, денежных средств в какие-либо предприятия, организации. Срок окупаемости инвестиций рассчитывается как отношение суммы инвестиций к полученной годовой прибыли или экономии от снижения себестоимости продукции, полученным в результате осуществления данного мероприятия (строительства, технического перевооружения, внедрения новой техники), и соответствует числу лет, по истечении которых единовременные ИНВЕСТИЦИИ окупаются экономией на текущих затратах. Показатель, обратный сроку окупаемости ИНВЕСТИЦИЙ, – коэффициент эффективности ИНВЕСТИЦИЙ позволяет выбирать наилучший вариант развития производственных мощностей или строительства новых предприятий.

Денежные средства, целевые банковские вклады, паи, акции и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, лицензии, в том числе и на товарные знаки, кредиты, любое другое имущество или имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта.»

На наш взгляд более правильным является вариант Ожегова. В нем есть очень важное слово – «долгосрочные», и нет замечания о том, что вложения делаются с целью получения прибыли. Видимо, это подразумевается само собой.

А ведь ожидаемая прибыль и есть критерий инвестиционной привлекательности российских акций в сравнении с другими видами инвестиций. Заметим, что ожидаемая прибыль – это совсем не то же самое, что прибыль гарантированная. Покупая акции, вы сознательно идете на риск. Стоит ли игра свеч? А может быть, ну его, этот риск? Деньги, лежащие в стеклянной банке, хоть и не приносят прибыль, но и риска никакого.


Знаете ли Вы, что: заняв с 1-го по 10-е место в конкурсе демо-счетов «Виртуальная реальность» от компании Альпари, Вы можете выиграть от $70 до $500. Призовая сумма доступна к снятию без ограничений. Победители, занявшие призовые места с 11-го по 30-е получат от 1000 до 10000 бонусных баллов.


К сожалению, даже доллары подвержены инфляции – верной спутнице монополии на производство денег. А 2003 г. и вовсе развеял миф о незыблемости роста доллара по отношению к рублю. Хранить бумажные деньги под матрацем значит, дать молчаливое согласие на постепенное обесценивание своих сбережений. И кейнсианство, и монетаризм (а это два противоположных экономических учения) одобряют инфляцию с той лишь разницей, что монетаризм выступает за инфляцию, соответствующую темпам роста ВНП (3-5% в год), а кейнсианство выступает за инфляцию, соответствующую бюджетному дефициту. Кейнс и Фридмен отобрали у денег функцию накопления, сделав их лишь средством обращения.

Есть ли варианты более эффективного хранения своих активов без риска? Риски квартирной кражи, пожара и т. д. мы в расчет принимать не будем.

Первым на ум приходит золото, которое всегда в цене. Ну, или почти всегда. За всю историю человечества было только два случая девальвации золота по отношению к товарному обеспечению. После того как Александр Македонский собрал золото Персии и Индии в Греции, цены на товары поднялись в три раза. После того как Испания озолотила Европу закромами Южной Америки, сама же Испания (как это ни парадоксально) разорилась из-за безудержного экспорта золота на фоне слаборазвитой национальной экономики. Именно к этому периоду раннего капитализма можно отнести знаменитые строки: «Как государство богатеет и как живет и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет». Учитывая то, что девальваций бумажных валют было много больше (и не сосчитать), золото является более надежным инструментом хранения по сравнению с любой валютой. Ну, золото, так золото. Несмотря на то, что нам неизвестна валюта, обеспеченная золотом на 100%, вполне доступные варианты приобретения благородного металла существуют. Вы всегда можете пойти в ювелирный магазин и купить там золотые украшения по цене (на начало 2003 г.) около 700 рублей за грамм. Вспомнив наш рассказ о таком полезном качестве, как ликвидность, отметим, что у вас будет возможность тут же сдать купленное обратно, но уже по цене 125 рублей за грамм. При этом ваши потери составят около 82%! Хороший бизнес? Очевидно, что нет. В банке можно купить и продать мерные золотые слитки и потерять на этом значительно меньше – «всего-то» 30%. Так что и этот вариант не делает золото действительно ликвидным товаром, так как вы не сможете за короткое время превратить золото в деньги без существенных потерь.

«…когда простой продукт имеет». Может быть имеет инвестиционный смысл приобрести какой-либо товар, например, недвижимость? Это неплохой вариант. Но у него еще больше недостатков по сравнению с золотом:

• в периоды кризисов недвижимость всегда дешевела вместе с деньгами. Связано это с тем, что люди, попавшие в затруднительное финансовое положение, начинают продавать имущество. А когда на рынке много предложений любого товара, этот товар начинает дешеветь. К тому же финансовый кризис ударяет и по карманам потенциальных покупателей, лишая их и желания, и возможности платить за недвижимость прежнюю цену;

• в операциях с недвижимостью существует масса тонкостей и способов мошенничества. Если же вы воспользуетесь услугами риэлтерских контор, то за уменьшение риска вам придется заплатить, и потери на покупке-продаже составят опять же около 30%. Кроме того, операции с недвижимостью занимают довольно много времени и имеют собственную специфику. Нет никакой гарантии, что при общем росте цен на квартиры в нужный момент найдется покупатель именно на то жилье, в которое вы инвестировали свои средства. Так что недвижимость также нельзя считать ликвидным товаром;

• недвижимость стоит больших денег. Если ваши сбережения ограничены 10 тысячами долларов – этот вариант (по московским ценам) не для вас;

• и еще один немаловажный минус, существенно увеличивающий накладные расходы такого рода инвестиций – налог за недвижимость и сделки с ней.

Возможно, вы предложите другие виды товаров вечного хранения и с неснижаемой ценностью, например, антикварные предметы. Между прочим, тоже неплохой товар. Даже знаменитый Дж. П. Морган предпочитал вкладывать свои личные деньги в предметы старины и искусства. И он был прав – цена его коллекции со временем многократно возросла

Но, думаю, что этот вариант тоже не для обычного человека среднего класса. Чтобы заниматься предметами старины и искусства, надо в них разбираться. И даже походы в музеи тут не помогут.

Так возможно ли сохранить свои сбережения без риска? Современная жизнь подобна езде на двухколесном велосипеде – наибольшая устойчивость достигается в движении. Любое дело – это риск, но остановка – это гарантированное падение. Даже инфляция вызвана не только стремлением залатать дефицит государственного бюджета за счет общества, но и желанием заставить «скупых рыцарей» вкладывать свои накопления в экономику. Именно капитализм породил фондовый рынок – место, где миллион собирают по рублю.

Здесь люди даже с небольшими капиталами могут, с одной стороны, поучаствовать в развитии экономики, а с другой, увеличить собственные активы. И вариантов много: от банковских депозитов и паевых фондов до личного участия в акционировании предприятий.

О преимуществах непосредственного акционирования написано в других главах. Здесь же мы уделим внимание привлекательности именно российских акций. В том числе в сравнении с акциями не российскими.

Условия создания и становления российского фондового рынка привели к ситуации, о которой вы наверняка уже слышали, даже не имея никакого отношения к ценным бумагам. В данном случае мы говорим о высокой степени недооцененности акций наших предприятий. Напомним, что термин «капитализация» означает общую рыночную стоимость всех акций компании. Так вот, для развитых рынков совершенно немыслима ситуация, когда капитализация компании равна 3-5 ее годовым прибылям. То есть сумма, которую инвестор потратит на покупку всей компании, вернется к нему уже через пять лет, а на шестой год начнет приносить прибыль. И это притом, что все эти годы инвестор будет иметь возможность продать купленные акции по цене, которая, скорее всего, не опустится ниже цены его покупки. Но это для развитых рынков. На нашем рынке такая ситуация вполне возможна, и этот факт время от времени приводит западных инвесторов в восторг и ужас.

С 2000 г. экономика ведущих западных стран находится в состоянии глубокой рецессии. С другой стороны, у нас наблюдается заметный экономический рост. Например, ВВП с ноября 2001 г. по ноябрь 2002 г. вырос на 4,1%, а за 2003 г. на 7%. О поставленной президентом задаче скорейшего удвоения ВВП знает уже, наверное, каждый гражданин нашей страны. Ситуация в чем-то похожа на 1930-е гг., когда на фоне Великой депрессии капиталистического мира в СССР прирост ВВП с 1928 по 1938 г. составлял в среднем 5,5%. Разница заключается лишь в том, что сейчас не снижается доля личного потребления. Сказывается и закон сохранения финансов в мире. Американские высокотехнологические акции по-прежнему считаются переоцененными. В период нестабильности инвесторы предпочитают акциям государственные облигации США (бонды – bonds). Но это, в свою очередь, увеличивает напряженность и риск роста инфляции. Иностранному капиталу нужна «тихая гавань». И с этой точки зрения они со все большим интересом смотрят на российский фондовый рынок. Интерес увеличивается на фоне кризисов других развивающихся рынков: в Южной Америке, Турции, Юго-Восточной Азии. На сегодняшний день единственной страной с более привлекательным инвестиционным климатом, чем в России, по мнению многих специалистов, является Китай.

Так почему же «жирные капиталисты» не хотят инвестировать свои неприкаянные состояния в нашу «тихую гавань». Аллегорический ответ таков: порт еще не построен. То есть у нас, конечно, прекрасно функционируют биржи. Например, ММВБ по оборотам занимает чуть ли не первое место в Центральной Европе. Но надо проследить за интересами этих капиталистов. На корпоративном уровне оценки привлекатальности российских акций существует и негативная чаша весов, на которой находится, в том числе, и сосредоточение контрольных пакетов акций в руках, явно не желающих с ними расставаться, и общая непрозрачность хозяйственной деятельности наших компаний, и имеющая место практика несоблюдения интересов «миноритариев». Эти факты как раз противоречат интересам западных инвесторов, которым нужны не столько акции, являющиеся по меткому замечанию Карла Маркса лишь «фиктивным капиталом», сколько возможность управлять предприятием. Иначе говоря, им нужен не просто пакет акций, а контрольный пакет акций. А на бирже контрольный пакет купить очень сложно по той простой причине, что его там для подавляющего большинства российских эмитентов нет. Стоит только начать массовую покупку того же РАО «ЕЭС», как цена его акций взлетит в поднебесье, и покупка контрольного пакета но новым ценам уже не будет представляться столь привлекательной. Вот и ведут потенциальные западные инвесторы кулуарные переговоры с владельцами крупных пакетов об условиях продажи всех (или почти всех) акций за приемлемые деньги.

А пока капитализация российского рынка составляет около 45% от ВВП, что существенно ниже по сравнению, например, с Еврозоной – 66% ВВП и с США – 130% ВВП. Между тем, рыночная стоимость многих российских компаний составляет сейчас 50-70% их так называемой справедливой стоимости, т. е. стоимости, рассчитанной исходя из экономических показателей работы компаний. Например, капитализация Газпрома при текущем значении около 46 млрд. долларов имеет потенциал роста: если судить по потокам платежей – до 70-90 млрд. долларов, а если судить по запасам природного газа – до 100-115 млрд. долларов. По прогнозу ИК «Ренессанс Капитал» к 2010 г. капитализация компании достигнет 162 млрд. долларов. Капитализация всего российского фондового рынка составляет на 26 января 2004 г. всего лишь 212,2 млрд. долларов. То есть текущая рыночная стоимость всех наших компаний примерно равна стоимости двух концернов «Toyota» и даже не дотягивает до стоимости компании «Microsoft» (около 250 млрд. долларов).

Что это значит с точки зрения российского гражданина со средним достатком? А значит это то, что, если сейчас он купит акции за 10-20% их потенциальной рыночной стоимости, то по его желанию:

• у него будет возможность не продавать свою долю «проклятым капиталистам»;
• или продавать, но в 5-10 раз выше цены собственной покупки.

Второй вариант является в конечном итоге спекуляцией. А в первом случае можно рассчитывать на долю прибыли, именуемую дивидендами. Есть такой важный показатель привлекательности акций prices/earnings, в сокращенном варианте Р/Е. Его еще называют индексом переоцененности акций. Этот коэффициент показывает, сколько лет потребуется компании для получения суммы, составляющей рыночную стоимость всех акций, при сохранении текущего уровня прибыли. Нормальным значением показателя традиционно считалось 15. Значение показателя, превышающее 20, считается опасным. У многих наших компаний этот показатель пока находится в привлекательной области. Например, для ОАО «ЛУКОЙЛ» по данным на начало 2004 г. Р/Е = 11,51. Учитывая то, что эффективность производства наших компаний все еще далека от совершенства, можно предположить, что при текущем уровне цен Р/Е может быть еще меньшим. С другой стороны, цены будут, конечно, постепенно опережать рост эффективности производства.

Конечно, не вся прибыль уходит акционерам в виде дивидендов. По правде говоря, эта составляющая прибыли по российским акциям ничтожна. Но если проследить историю выплат дивидендов по любой из «голубых фишек», нетрудно заметить существенный прогресс – дивиденды постепенно увеличиваются, и случаи выплаты дивидендов в размере 5-10% от текущей рыночной стоимости акций уже не являются уникальными.

Таким образом, многие наши акции представляют собой настоящие инвестиционные жемчужины, но процесс их ловли сопряжен для западных инвесторов с огромным риском. Этот риск, весьма доходчиво проиллюстрированный событиями 1998 г., является естественной плотиной на пути полноводных западных инвестиций. Уже упоминавшаяся теория диверсификации позволяет западным фондам отвести небольшую часть своего инвестиционного портфеля под высокорисковые инструменты. Эта часть распределяется между развивающимися рынками всего мира: Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, и в последнее время все больше и Восточной Европы, включая Россию. При этом привлекательность нашего рынка обусловлена не только указанными выше микроэкономическими причинами, но и общими позитивными изменениями, происходящими в экономике нашей страны. Растет российский ВВП, характеризующий развитие экономики страны, растет фондовый индекс, растут и кредитные рейтинги, присваиваемые независимыми экспертами. Следует упомянуть и о том, что российское правительство наконец-то стало проявлять все более явные признаки заботы о фондовом рынке. Примером этого может служить ситуация, сложившаяся осенью 2002 г., когда ожидаемое повышение кредитных рейтингов нашей страны внезапно было поставлено под вопрос из-за промедления с реструктуризацией части советских долгов. К чести правительства, оно тут же приняло все необходимые меры, чтобы скорейшим образом этот вопрос урегулировать. Многое было сделано правительством и осенью 2003 г., когда об очередном повышении инвестиционного рейтинга нашей страны с гордостью объявил сам президент.

Вообще в отношениях нашего фондового рынка с западными инвестиционными фондами огромную роль играет фактор имиджа. Самые крупные фонды это вовсе не хэджевые капиталы Сороса и им подобные, а сосредоточение средств американских домохозяек. И даже самым расчетливым менеджерам трудно объяснить этим домохозяйкам, почему их деньги вкладываются в бумаги страны, про которую по телевизору говорят так много плохого. Поэтому и политические изменения, все более придающие нашей стране цивилизованный имидж, позволяют рассматривать перспективы нашего рынка в позитивном свете. Время постепенно лечит даже финансовые раны, и на смену опасениям западных инвесторов в очередной раз потерять в России свои деньги приходит опасение опоздать к дележке нашего доходного пирога.

Таким образом, долгосрочные перспективы нашего рынка в целом большинством экспертов оцениваются как весьма позитивные. Инвестиционная же привлекательность конкретных предприятий зависит от их способности как можно быстрее увеличить эффективность своего производства, качество управления и финансовую прозрачность, что, несомненно, приведет в итоге и к росту инвестиций, и, как следствие, к росту стоимости российских акций.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика