Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры

Лучший Форекс-брокер «Fresh Forex»

Кохен Д. Психология фондового рынка: страх, алчность и паника

В данной книге автор отстаивает точку зрения, согласно которой для понимания рыночных механизмов, необходимо понимать относящуюся к этой сфере психологию. Оказывается, без учета таких факторов, как алчность, страх, потребность в защищенности, информационная перегрузка, боязнь математики, давление со стороны людей своего круга, излишний оптимизм, восприятие технологических изменений и т.п., Ваш рыночный анализ не будет достаточным.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделай свой выбор!

Всерьез о силлогизмах

Силлогизмы представляют собой необходимое для заключения логическое построение посылок. Простейший силлогизм выглядит следующим образом:

Если А больше В,
И В больше С,
А должно быть больше С.

А, В и С могут представлять собой что угодно – автомобили, перья, аэропланы, борцов сумо или учебники по психологии, но связь между посылками и выводом является логически необходимой. Невозможно представить мир, в котором это было бы иначе.

Вот еще один силлогизм:
Все люди смертны
Сократ – человек
Следовательно, Сократ смертен.

Вывод из первых двух утверждений следующий; поскольку Сократ человек, он должен обладать свойствами всех остальных людей.


Знаете ли Вы, что: таким широким разнообразием инвестиционных возможностей, какое предоставляет компания Альпари, не может больше похвастаться ни один Форекс-брокер.


Лучший Форекс-брокер «Альпари»

Греки утверждали, что изучение силлогизмов и логики позволяет нам обнаруживать ошибочные умозаключения:

Все кошки смертны
"Спайс Герлз" смертны
Следовательно, "Спайс Герлз" – кошки.

Это пример ошибочного умозаключения. Из первых двух утверждений, что кошки и "Спайс Герлз" смертны, нельзя делать логический вывод: "Следовательно, Спайс Герлз – кошки". Да и действительно, никакого другого вывода о "Спайс Герлз", или котах, или смертных сделать нельзя. Мы знаем, что они умрут. И это точно.

В этом примере ошибочность умозаключения очевидна, поскольку мы "знаем", что поп-звезды не кошки, однако психологи установили, что при менее очевидных посылках часто происходят ошибки. Спешка тоже имеет значение. Чем быстрее нужно принять решение, тем больше вероятность ошибки.

Серия экспериментов, направленных на изучение интерпретации людьми различных ситуаций, выявила следующую проблему:

Смит педантичен в работе. Ему легко даются чертежи и вычисления, а в школе он хорошо справлялся с математикой.

Джонс обладает хорошей коммуникабельностью. Он хороший оратор и знает, как добиться согласия аудитории. В школе Джонс имел хорошие оценки по классической литературе и истории.

Испытуемым давали листок с такими краткими характеристиками и говорили, что это выдержки из резюме людей, из которых 70% являются инженерами, а 30% – юристами. Если испытуемых спрашивали, кем работают Смит и Джонс, почти все отождествляли Смита с инженером, а Джонса с юристом. Когда испытуемым говорили, что 70% этих резюме принадлежат юристам, а 30% инженерам, они давали абсолютно те же самые ответы. Испытуемые игнорировали изменение степени вероятности. В конце концов, если 70% резюме принадлежат юристам, разве педантичный Смит не может быть одним из них? Однако испытуемые все равно делали выводы на основе стереотипов – коммуникабельные юристы и любящие цифры инженеры.

Подобные исследования показывают, насколько нелогичными мы можем быть при интерпретации информации. Пиателли Палмарини (Piatelli Palmarini, 1995) в книге, посвященной когнитивным факторам и иллюзиям, говорит, что мы должны остерегаться, по его выражению, "смертных грехов" при обработке информации: чрезмерной самоуверенности, магического мышления, слепоты в оценке вероятностей, слишком большого доверия авторитетным личностям и ретроспективным оценкам.

Беспокойства, вызываемые нашим обращением с информацией, не новы Американский социолог Элвин Тоффлер (Alvin Toffler, 1974) предупреждал в своей классической книге Future Shock ("Будущий шок"), что людям придется приложить усилия, чтобы справиться с растущим объемом информации. А в 1974 году не было ни Интернета, ни факсов, ни электронной почты, ни мобильных телефонов, ни пейджеров. На фондовых биржах все еще были операционные залы, в которых брокеры и джобберы заключали сделки на словах и подтверждали их на маленьких клочках бумаги. Тоффлер предсказывал, что хорошо образованные женщины и мужчины смогут адаптироваться к новым технологиям, но для этого потребуются усилия и гибкость. Менее образованные будут отставать и страдать. Тоффлер также предсказывал, что нам будет трудно справляться с этой новой информационной средой, поскольку это потребует беспрецедентных и неестественных для биологии человека усилий, так как она не рассчитана на высокоскоростную и высокоточную обработку информации.

Мозг сравнивают с машиной для обработки информации. Он предназначен для обработки информации с самого рождения. Когда ребенок появляется на свет, две трети мозга у мальчика или девочки уже на месте. Количество нервных или мозговых клеток не увеличивается, но связи между ними развиваются. В фильмах процесс развития мозговых связей показан довольно поэтично. Маленькие отростки вытягиваются из одной клетки и соединяются с такими же отростками (специалисты называют их дендритами), тянущимися из других клеток. Эти отростки переплетаются в тысячи сочленений, соединяя практически в единую сеть кору головного мозга, которым обладает каждый из нас.

Ребенок видит, слышит, осязает, и в это время на базе его новых ощущений в процессе соединения клеток создаются первые связи. Представим этот процесс как "обмен рукопожатиями" на языке аппаратов факсимильной связи, однако после установления связи между двумя клетками линия остается открытой. В мозге обычного взрослого человека одна клетка соединена с 10000 других мозговых клеток.

Люди никогда не смогли бы стать столь искусными охотниками и собирателями, если бы наши мозги не сделали нас также хорошими собирателями информации. Однако пока мы эволюционировали от обезьян, темпы сбора и обработки информации, вероятно, были не слишком бурными. Конечно, нашим отдаленным предкам приходилось сталкиваться с критическими ситуациями, решать вопросы жизни и смерти, добывать пищу и воду. Мозг неандертальца всегда был готов к немедленной реакции. Рассвирепевший леопард – беги как сумасшедший. Отряд вражеского племени с копьями – собирай друзей, готовься драться. В кризисной ситуации организм неандертальца приходил в состояние повышенного возбуждения, закачивая в кровь адреналин и кислород, чтобы мозг мог работать эффективнее. Но критические ситуации, возможно, были исключениями.

До XIX века, пожалуй, единственными группами людей, работавшими примерно как современные аналитики и брокеры, были монахи, трудившиеся над средневековыми рукописями, богословы и немногочисленные группы философов и математиков. Монахи и богословы делали регулярные перерывы на молитвы, и ни от них, ни от математиков не требовалось завершить свои размышления за три минуты, оставшиеся до закрытия на ночь Осакской фондовой биржи. Человеческий мозг за биржевым терминалом вынужден решать непривычные для него задачи с несвойственной для него скоростью.

Последние исследования генетиков показали, что наша генетическая система совпадает с генетической системой шимпанзе на 98%. В дерзком эссе на тему когнитивной эволюции человека Ричард Бирн (Richard Byrne, 1999) говорит, что дистанция между нами и приматами, возможно, не так велика, как мы это представляли в своем тщеславии. А отсюда возникает забавный вопрос: а смогла ли бы горилла преуспеть на Уолл-Стрит? Возникают и другие, менее курьезные вопросы. Если у нас такое большое генетическое сходство с приматами, может быть, нет ничего удивительного в том, что мы часто неправильно интерпретируем информацию и допускаем такие ошибки в вероятностном анализе? Последние исследования математических способностей у наиболее одаренных и подготовленных шимпанзе показали, что некоторым из них удавалось выучить 2 + 2 = 4. Это подтверждает пессимизм Десмонда Морриса (Desmond Morris, 1965), высказанный им в книге The Naked Ape ("Голая обезьяна"), где он утверждает, что мы страдаем, потому что современная цивилизация катапультировала нас в такие жизненные условия, на которые эволюция человека никогда не была рассчитана.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика