Как начать торговать на фондовой бирже Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи мира Торгуемые инструменты Как стать успешным спекулянтом Торговые стратегии Лучшие брокеры Forex Лучшие биржевые брокеры
Binomo
Кохен Д. Психология фондового рынка: страх, алчность и паника

В данной книге автор отстаивает точку зрения, согласно которой для понимания рыночных механизмов, необходимо понимать относящуюся к этой сфере психологию. Оказывается, без учета таких факторов, как алчность, страх, потребность в защищенности, информационная перегрузка, боязнь математики, давление со стороны людей своего круга, излишний оптимизм, восприятие технологических изменений и т.п., Ваш рыночный анализ не будет достаточным.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Рекомендации брокеров и конфликты интересов

Дэвид Дремер и Майкл А. Бэрри (David Dremer, Michael A. Barry, 1998) изучили прогнозы по прибыли 1200 компаний, сделанные американскими брокерами и аналитиками за период с 1974 по 1991 г. Около 73% этих прогнозов разошлись с фактическими результатами более чем на 5%. Отраслью экономики, по которой фактические результаты были наиболее близкими к прогнозным, оказалась табачная промышленность. Почти все аналитики как правило были слишком оптимистичны. Дремер и Бэрри установили, что прогнозы аналитиков и брокеров приблизительно в 40% случаев расходились с прогнозами по будущей прибыли, сделанными работниками этих компаний. По существу, брокеры и аналитики часто игнорировали прогнозы самих компаний, сделанные в предшествовавшем году или квартале, и выдавали более оптимистические прогнозы. Авторы обвиняют аналитиков в игнорировании важных моментов и делают вывод, что "лишь немногие аналитики осознают перманентный характер значительных погрешностей в своих прогнозах или имеют возможность вносить в них корректировки". Уомак (Womack, 1997) обнаружил схожую тенденцию в прогнозах по новым выпускам. Хуже всего в этом отношении дела обстоят в Соединенных Штатах, а Нью-йоркские фирмы склонны к более оптимистичным прогнозам, чем региональные брокерские компании.

Интересный сравнительный анализ прогнозов по странам показал, что их точность связана с предусмотренным законодательством страны объемом раскрываемой отчетной информации (Higgins, 1998). Хунг Хиггинс установил, что чем больший объем раскрытия информации требовало соответствующее законодательство страны, тем точнее были прогнозы брокеров. Хуже всего дела обстояли в Швейцарии и Японии. Однако больше всего беспокоит тот факт, что даже в двух самых "честных" странах – США и Великобритании – прогнозы брокеров были чрезмерно оптимистичными. По оценкам Хунта Хиггинса, перекос в оптимистическую сторону составлял 29%.

Неспособность аналитиков и брокеров делать правильные прогнозы лучше всего измеряется итоговыми показателями. Анализ итоговых показателей деятельности брокерских фирм и фондов за 1997 год показал, что только 5% брокерских компаний и 11% фондов взаимных инвестиций превзошли по своим показателям рост индекса Standard & Poor's 500.

Британские исследования показывают, что только 18% инвестиционных фондов опережают по свои показателям роста индекс FT-SE 100. Репутация брокерских фирм в настоящее время столь низка, что когда в середине 1999 года показатели фондов Schroders опередили рост индекса FT-SE менее чем на 2%, это было сочтено очень важной новостью, заслуживающей освещения в разделе деловых новостей Sunday Times.

Если выбор акций является истинным мастерством, от определенных брокеров и аналитиков можно ожидать постоянных показателей выше среднего. Еще одно исследование было посвящено анализу рекомендаций по акциям 1500 американских компаний на рынке этой страны за период с 1978 по 1998 год. Было установлено, что брокеры и менеджеры, получившие наилучшие результаты, имели портфели с самым широким набором акций. Инвестиционные портфели самых успешных фирм состояли в среднем из 70 выпусков, тогда как у фирм с наихудшими результатами инвестиционный портфель состоял в среднем лишь из 45 бумаг. Похоже, распространенное мнение, что гениальные брокеры могут найти всего несколько чудесных бумаг, которые принесут им исключительно высокую прибыль, просто ошибочно. Бекерс (Beckers, 1997) высказывает ненавязчивое предположение, что мы не должны недооценивать роль удачи. Он разделил брокеров на две категории: агрессивных, умелых и удачливых и самодовольных и невезучих. Бекерс проанализировал тысячи рекомендаций и обнаружил, что 35% агрессивных и умелых брокеров через 36 месяцев все равно оказались с минусом. Надо полагать, что неумелые брокеры оказались в более худшем положении. Еще одна работа содержит вывод, что американские брокеры с дипломом МВА показывают более хорошие результаты, чем брокеры без такого диплома.

Пожалуй, наиболее беспокоящим является вывод, что на рекомендации брокеров часто оказывает влияние их роль в оказании брокерских услуг определенным компаниям. Карлетон и другие (Carleton, 1998) тоже изучали возникающей конфликт интересов, когда брокеры являются брокерами определенных компаний. Изучив 250 компаний, исследователи утверждают, что прогнозы брокеров компании по ее перспективам были значительно оптимистичней прогнозов других брокеров по этой компании. Они обнаружили, что в ряде случаев, когда остальные брокеры рекомендовали продавать, брокер компании значительно позже снижал свои рекомендации лишь до уровня "держать". В одном случае американский аналитик Джойс Элберс ушла в отставку, поскольку считала неэтичным оказывавшееся на нее "давление выдавать позитивные рекомендации".

По существу, полученные Карлетоном данные означают, что самый приближенный к компании брокер, от которого можно было бы ожидать наиболее точного прогноза, на самом деле может наименее точные прогнозы, несмотря на все "китайские стены", предназначенные для защиты инвесторов.

Биржевые брокеры часто заявляют, что рынком управляют страх и алчность, но о своих собственных уязвимых местах они говорят менее охотно. Давлению необходимости быть позитивным в особенности подвержены экстраверты, испытывающие потребность угождать своей группе. Брокеры-экстраверты также испытывают меньшее беспокойство от давления необходимости показывать хорошие результаты, и им труднее учиться на своих ошибках. Поддающиеся внушению и экстраверсивные брокеры чаще проявляют очень низкую способность осознавать риск и противостоять рекомендациям аналитиков покупать определенные акции. Конечно, весомые выводы данного исследования вызывают беспокойство. Полученные данные позволяют сделать вывод, что брокеры и аналитики не в состоянии доходчиво объяснить своим клиентам характер рисков, скрывающихся за различными акциями. Одним из секторов рынка, в котором брокеры ориентируются хуже всего, является сектор нефти и газа.

Ян Фрэнсис, коллега Кларка по фирме West LB Panmure, считает виновниками зацикленности на показателях работы не только индексные фонды, но и электронику, позволяющую непрерывно корректировать индекс. "В 1970-х корректировки в расчетной базе индекса производились раз в час, и джобберы снова переключали внимание на табло, наблюдая за текущими сделками. Затем корректировки стали вноситься через каждые 30 минут, и джобберы, взглянув на произошедшие изменения, все равно переключали внимание на табло с текущими сделками. Затем индекс стал корректироваться каждые 15 минут, потом каждые 5 минут. Сейчас изменения происходят с каждой сделкой в момент ее совершения. Временной горизонт сузился". Все что усиливает тенденцию приверженности краткосрочным стратегиям, которые все осуждают, но во власть которых попали все без исключения.

Хауген (Haugen, 1996) обобщил эти данные и заявил, что "тем, кто строит теории на примере рационального экономического человека, будет очень трудно объяснить эти результаты", А если брокеры настолько иррациональны в своем упорном оптимизме, тогда это, безусловно, означает, что по своему темпераменту большинство из них более пригодны к работе в условиях "бычьего" рынка.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика