Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Коппел Р. Быки, медведи и миллионеры. Хроники биржевых сражений

Книга, рассказывающая о том, как люди становились трейдерами и управляющими крупными фондами. Какие взлеты и падения они переживали, где находили силы и черпали вдохновенье для новых побед! Прочтя книгу, понимаешь, что легких денег не бывает. И те, кто добился успеха – не просто везунчики, а профессионалы, обладающие большими знаниями, опытом и колоссальным самообладанием.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделай свой выбор!

Глава 5. Полет на спине носорога. Тимоти МакОлифф

Господин МакОлифф является членом Международного денежного рынка. Он является членом и трейдером торгового зала Чикагской товарной биржи с 1982 года.

Вопрос: Что в первую очередь привлекло Вас в торговле на бирже?

Тим: Я, бывало, играл на деньги с другими трейдерами в сквош. Они были членами Чикагской товарной биржи и Чикагской опционной биржи.

Вопрос: Так что Ваше первое знакомство с трейдерами состоялось на корте для игры в теннис от стены?

Тим: Я входил в спортивный клуб, когда впервые начал играть в сквош. Мне просто нравилась игра, а затем однажды старый трейдер, Сэмми Карл, отвел меня в сторонку и сказал: «Тимми, сынок, ты слишком взрослый, чтобы шнуровать свои кроссовки и играть просто так». Так я начал брать 5 долларов за игру и всегда удваивал эту сумму или не получал ничего. В конце концов, ставки дошли до 7000 долларов за игру и обе стороны делали большие ставки!

<a href="https://www.instaforex.com/ru/?x=MAN">Форекс портал</a>

Вопрос: Против трейдеров?

Тим: Трейдеров и брокеров, и если принимать во внимание размеры пари, я играл с очень успешными участниками финансового рынка. На определенном этапе один из трейдеров предложил мне попробовать себя на рынке.

Вопрос: Как Вам удалось из игрока в сквош превратиться в трейдера?

Тим: На самом деле я уехал из Чикаго и сначала подписал контракт, чтобы стать профессиональным игроком в теннис от стены. Через два года я ушел.

Вопрос: Потому что Вы думали, что там платят большие деньги?

Тим: Да и мне нравилась сама игра. Это было в 1977 году. Я подписал контракт с клубом в Майами и переехал туда.

Вопрос: Какое все это имеет отношение к биржевой торговле?

Тим: В несезонное время мой брат Кевин позвонил мне и попросил помочь ему, снабдив ставкой для заключения сделок.

Вопрос: Чем он занимался?

Тим: Он собирался стать брокером на Нью-Йоркской фьючерсной бирже. Кевин хотел, чтобы я переехал туда и работал с ним. Между турнирами у меня было два месяца. Это было сразу после чемпионата страны. Я решил поехать в Нью-Йорк и, примерно, через шесть недель я потерял все деньги, заработанные мной за год игрой в сквош.

Вопрос: Вы помните свое первое впечатление от рынка?

Тим: Я подумал, что если бы я мог бы стать хотя бы на десятую долю таким же хорошим трейдером, каким я являюсь игроком в теннис, я бы в мгновение ока стал бы мультимиллионером.

Вопрос: И что же изначально привлекло Вас на рынок? Был ли это соревновательный аспект биржевой торговли?

Тим: Совершенно верно! Это одна из причин, почему я так долго оставался в теннисе. Я пришел со значительной спортивной биографией, а состязательность всегда была мне присуща. Мне всегда нравился прилив адреналина, когда шла игра. Всю мою спортивную карьеру тренер или товарищи по команде всегда хотели, чтобы я наносил последний удар, потому что когда идет игра, я невероятно сконцентрирован.

Вопрос: Я играл с Вами в баскетбол, и я знаю, что Вы любите наносить последний удар.

Тим: Я не боюсь провала. Мой последний удар определенно может не достичь своей цели, но это не потому, что я потерял кураж или был нерешителен. Я хочу владеть мячом. Я не хочу, чтобы им владел кто-то другой. Но здесь также требуется дисциплинированность. Так что, несмотря на то, что я, возможно, хочу нанести последний удар, я не собираюсь делать ошибку. И если я сыграл ноль-десять в тот день, я возьму тайм-аут, чтобы убедиться, что будет нанесен по возможности лучший удар. Я никогда не забываю, что цель игры – привезти домой победу!

Вопрос: Тим, если в Вашем распоряжении три секунды, от Вас зависит игра и Вы владеете мячом...

Тим: Я не буду запарывать мяч. Я определенно никогда не сделаю этого! Я – человек, на которого можно положиться в том, что касается победы!

Вопрос: Что, на Ваш взгляд, люди находят столь привлекательным в биржевой торговле?

Тим: На самом деле в общей массе люди не так уж много знают о том, что здесь происходит.

Вопрос: Не хотите рассказать о том, что думают люди, которые этим занимаются?

Тим: Общей массе людей необходимо знать, что такое биржевая торговля. Многим она представляется просто азартной игрой. Кажется, люди увлечены играми с шансами, которые буйно разрослись в этой стране: лотереями, казино и тому подобным! Успешная биржевая торговля ничего общего не имеет с азартными играми.

С моей точки зрения, если я делаю ставку на «Чикаго Бэарз» и мне дают 14 пунктов, а они опускаются до 21 за половину отведенного времени, сто долларов, которые я поставил, испаряются. Но в биржевой торговле, если я действительно играю на повышение, а рынок просто заклинило внизу, я всегда могу повернуть его вспять. Это определенно требует навыка. Это не пассивная ставка. Ты являешься активным участником. Когда я говорю с молодыми трейдерами, я объясняю им, что они должны убедиться, что у них достаточно капитала для биржевой торговли на завтра. Не ставьте на кон все. Потому что если Вы это сделаете, Вы не сможете сыграть в эту игру на следующий день.

Именно здесь вступает в игру фактор дисциплинированности. Если рынок движется против Вас, Вы должны сказать себе: «Я выхожу из игры, я ошибся, все кончено, капут». Вам нужно обладать достаточной уверенностью в себе, чтобы сделать шаг, заключить сделку, но Вы не можете позволить своему эго одолеть Ваш разум.

Вопрос: Как Вы знаете, есть много трейдеров, которые находятся на обочине биржевой торговли потому, что они поспешили и попали в ловушку.

Тим: Это дисциплина. Я был членом биржи в течение 17 лет. Там много людей, которые могли бы стать великими, если бы они выучили этот урок! Понимаете, они попадают в ловушку во время эмоционального возбуждения – так же, как общая масса людей. Они читают о большом движении на рынке и говорят: «Черт побери! Знаете, я знал, что это произойдет. Боже мой! Если бы я прислушался к своему внутреннему голосу, я мог бы заработать миллионы». Но биржевая торговля – это действительно бизнес, которому нужно уделять внимание каждый день. Бывают дни, когда возможности намного больше, чем в другие: но если ты ставишь на кон все, то в конце концов тебя вышибет из игры! Вот где вступает в игру дисциплинированность! Когда я смотрю на свои сделки, то сумма, которую я зарабатываю или проигрываю за день, не очень важна для меня при оценке того, насколько хорошо я торговал; значение имеет лишь моя техника. То есть я мог бы заключить за день 12 сделок и проиграть деньги в 10 из них, но все равно заработать деньги по итогам дня. Причина в том, что я контролирую соотношение риска и выигрыша. Если я рискую 100 долларов, чтобы заработать 1000, я могу много раз ошибиться и, тем не менее, преуспеть.

Вопрос: Тим, что, по Вашему мнению, есть в Вашей биографии, что подготовило Вас к биржевой торговле?

Тим: Спорт и семья, в которой я воспитывался. Мой отец был футболистом общеамериканского уровня, и он ждал, нет, требовал, совершенства во всем. Он никогда не был типичным родителем. Он не говорил ничего такого, как: «Мой сын самый лучший» или «Мой сын не может делать что-то неправильно». В сегодняшнем обществе существует только поощрение, поощрение и еще раз поощрение! Мой отец взял на вооружение практически противоположный подход. Он ждал, что мы будем добиваться успехов, а, следовательно, когда мы преуспевали, даже когда мы получали лестные отзывы от администрации города или наших пэров, или кого бы то ни было еще, он всегда опускал нас на землю. Он не хотел, чтобы мы думали, что это конец пути или что нашим золотым кубком является то, что мы выиграли городской чемпионат! Он очень ясно давал нам понять, что есть и другие цели, которых следует достичь. Существуют и другие уровни, на которые нужно подняться; он всегда подчеркивал, что нельзя почивать на лаврах. Самосовершенствование – это стандарт жизни!

Вопрос: Можете привести пример?

Тим: Я осуществил круговую пробежку в городском чемпионате и другие игроки вынесли меня с поля на руках. Это было в конце игры, пробежка по всем трем базам.

Вопрос: Сколько Вам было лет?

Тим: Мне было 12. Мои товарищи по команде, родители других детей, все ужасно радовались. До этого в этой же игре я потерпел неудачу. Я впервые потерпел неудачу за весь год. После игры в пылу всего этого исступленного празднования, отец просто посмотрел на меня и сказал, как будто между прочим: «Ты провалил вторую подачу». Я понимал, даже тогда, что он делает. Он всегда пытался заставить меня сосредоточиться на том, как я могу усовершенствоваться. Он не позволял мне роскоши самоудовлетворенности. Я просто рассмеялся. Про себя я подумал, этот сукин сын, он никогда не скажет мне, что я классный, так зачем же из-за этого переживать? Я просто буду продолжать прилагать все усилия – и это заставит его заткнуться!

Вопрос: Это был ценный урок?

Тим: Да. Сейчас мне 40 лет, а я помню этот момент и то, чему он меня научил, более ярко, чем то, как я осуществил круговую пробежку.

Вопрос: Чему Вы научились?

Тим: Чтобы быть лучшим, нужно работать усерднее всех, нельзя просто хотеть что-то из себя представлять. Нужно обладать решительностью и дисциплинированностью. А если ты вчера сделал круговую пробежку, это не имеет значения!

Будучи трейдером, ты не можешь сказать себе, эй! Я вчера заработал 300 000 долларов. Я могу поставить 250 000 долларов на рынке. В реальности, если ты считаешь, что ставишь на кон 250 000 долларов, это, возможно, будут 2 миллиона, потому что всегда случается какая-нибудь глупость. Я был на рынке в Черный Понедельник; я видел такое, во что просто невозможно поверить! Вопрос: По Вашему мнению, Ваша биржевая торговля – это скорее приобретенный навык или природный дар?

Тим: В моем случае это, определенно, приобретенный навык, потому что я пришел в операционный зал, ничего не зная о том, что такое настоящая биржевая торговля. Я думаю, биржевая торговля – это адаптация. Не существует такого понятия, как великий трейдер на веки вечные. Нужно адаптироваться к меняющимся условиям. В начале карьеры на Нью-Йоркской фьючерсной бирже вице-президент, ответственный от торговых отделов, спросил меня, что я думаю по поводу рынка кофе. Я проработал на бирже три недели, у меня был сборник графиков по товарам, но я никогда раньше даже не смотрел на кофе. Я открыл сборник на странице кофе и сказал: «Он дойдет до предельной высшей точки!» Я обедал с парнем, знаете, игравшим с умом. Итак, он покупает длинные позиции по кофе и, Вы представить себе не можете, кофе до предела поднимается вверх. Он возвращается ко мне на следующий день и предлагает мне работу управляющего торговым отделом. Помните, единственное, чем я занимался в то время – азартно играл на товарных рынках. Я ничего не знал!

Итак, я на работе, пытаюсь узнать о рынках как можно больше и думаю, а тот парень – вице-президент. Я на Уолл-Стрит. Где все рыночные мудрецы? Как такой парень может быть вице-президентом чего бы то ни было? Я просто с ним обедал, а он думает, что я гений: новый рыночный пророк. Этот опыт действительно дал мне уверенность для того, чтобы стать трейдером. Я считал, что если тот парень думает, что я гений, в то время как я уверен в том, что я идиот, я действительно могу этим заниматься и преуспевать. Для меня это была самая поразительная вещь, что этот так называемый бывалый трейдер следовал мне в сделках!

Вопрос: И как он управляет компанией на Уолл-Стрит.

Тим: Да, я нежусь на пляжах Майями по три недели, а он хочет платить мне 75 000 долларов в год, чтобы я управлял работой операционного зала. В то время я знал о том, как управлять торговым отделом не больше, чем о том, как делать открытую операцию на сердце – а я не изучал в институте медицину!

Вопрос: Если пересмотреть Вашу торговую карьеру, какая-то сделка выделяется из ряда других?

Тим: Да, сразу после того, как я начал, я довел свой счет до 1500 долларов. А на самом деле на тот момент это было все, что у меня было – я был недисциплинирован и не знал, какого черта я делаю. Человек, отвечавший за маржу в моей клиринговой компании, сказал мне, что на моем счету недостаточно средств для того, чтобы я мог заключать сделки.

Вопрос: Это было в то время, когда Вы все еще работали на Нью-Йоркской фьючерсной бирже?

Тим: Да. Однако он сказал, что разрешит мне продолжать заключать сделки до тех пор, пока я не сделаю счет дебетовым и не торгую позицией больше, чем на три контракта! Он наблюдал за мной как ястреб и, я считаю, что именно здесь я по-настоящему научился дисциплине. Я увеличил размер счета до примерно 10 000 долларов. Знаете, возможно, я зарабатывал 300-400 долларов в день. Я просто откладывал деньги день за днем, строя и увеличивая свой счет очень рационально и дисциплинированно. В тот день, когда мой счет перевалил за 10 000 долларов, осталось почти шесть месяцев до того момента, как у меня наступил первый проигрыш. Я увеличил счет до 1,8 миллиона долларов.

Полагаю, в первый же день крупного проигрыша, когда я потерял 50 000 долларов, я сказал себе: «Вот и все». Я ушел с рынка и взял отпуск на несколько недель.

Вопрос: Вам по-прежнему не было 30; Вы заработали на рынке много денег. Что Вы при этом ощущали?

Тим: Это было здорово. Раньше я всегда думал, что если я заработаю миллион долларов, я выйду на пенсию. Я был в деле только семь месяцев, а уже перешел отметку в один миллион. Я вряд ли думал о том, чтобы уйти на пенсию.

Вопрос: Вы просто были готовы к тому, чтобы начать, верно?

Тим: Я был готов подбросить туда еще дровишек! То есть, что такое миллион? Про себя я думаю, я должен заработать какие-то настоящие деньги! И самое смешное то, что раньше представлялось роскошью, теперь стало жизненной необходимостью: машины, дома, отпуск ...

Если бы мне пришлось охарактеризовать то, как я потратил свои первые деньги, то я вынужден буду сказать, что потратил 90 процентов на пирушки и проституток, а оставшиеся 10 процентов я просто просадил! Но, совершенно серьезно, я многому научился на этом опыте. Я был молод – и мне не хватало дисциплины. Из-за того, что я совершил какие-то глупости ранее, я гораздо более дисциплинирован сегодня.

Вопрос: В чем, по Вашему мнению, заключается Ваша самая большая сила как трейдера?

Тим: В моей способности не обращать внимания на помешательство. Самыми удачными для меня обычно были дни совершенно неистовые. Я очень редко попадаю в ловушки на неустойчивом рынке, потому что мне в кровь приливает адреналин – и я концентрируюсь так же, как в спорте. Когда я получаю от рынка оплеухи, обычно никаких особых событий не происходит и это убаюкивает мою бдительность. Я пытаюсь сделать на скучном рынке что-то такое, чего там нет.

Когда рынок быстр и яростен, я чувствую себя так, как будто у меня огромное преимущество перед всеми остальными. Полагаю, это та же самая сила, которая всегда была у меня, когда я был игроком в трудных ситуациях в спорте. Я чувствую, как бьется мое сердце. Это почти как наркотик, когда это случается и. что интересно, это позволяет мне невероятно сконцентрироваться и оживиться.

Вопрос: Как тогда, когда Вы наносите последний удар?

Тим: Верно. На площадке для гольфа меня зовут «Деньги». Поверьте, никто не хочет, чтобы я ставил деньги против них. Они знают, что я загоню ставку прямо им в голову. Я получаю просто всплеск энергии, и я знаю, что не промахнусь!

Вопрос: Так что Ваша сила в том, что Вы не робеете?

Тим: Возможно, все это связано с моим отцом. Я помню, как, будучи ребенком, я играл в пинг-понг. Мы обменивались ударами. После 20 удара он начал смеяться, удивляясь, как этот восьмилетний ребенок умудряется с ним тягаться. Я видел это в его глазах. Он не мог понять, почему я не сдаюсь. Он пытался отвлечь меня! Он спрашивал: «Хочешь пакет яблок?». Он замучил меня до смерти, пробуя разные способы, чтобы разрушить мою концентрацию, но все это не срабатывало. Ничто не срабатывало и я продолжал отыгрываться, я не стал отступать. Я достиг больших результатов в спорте, чем мои братья, которые тоже хорошие спортсмены, потому что у меня несгибаемый характер!

Вопрос: И эта несгибаемость сослужила Вам добрую службу на рынке?

Тим: Не думаю, что успех пришел ко мне потому, что я торговый гений или потому, что мой план заключения сделок был намного лучше. Все сводится к умению действовать в стрессовой ситуации. Я не колеблюсь, когда нужно реагировать. Это моя самая серьезная сильная черта.

Вопрос: Какое влияние оказала биржевая торговля на Ваш брак?

Тим: Сложно сказать. Мой первый брак не протянул долго. Я был женат только 14 месяцев. Мой второй брак длился 11 лет. В биржевой торговле для меня все происходит быстро и точно. Ты в игре или вне игры; белое или черное. Очевидно, с человеческими взаимоотношениями дело обстоит иначе!

Когда пытаешься общаться с людьми или со своей женой вне рынка подобным образом, это не срабатывает. Это похоже на пощечину. «Отлично, так мы и сделаем!» или «Я принял решение!», «Мы можем это обсудить?» Нет! Я провожу большую часть жизни, быстро принимая решения, которые, я уверен, являются лучшими способами достижения цели.

Вопрос: Как Вы держите это под контролем?

Тим: Это непросто. Я уверен, что у моей жены иное видение ситуации. Я думаю, возможно, я гораздо в большей степени все контролирую, нежели считает она. Это похоже на сцену из фильма «Анни Холл». Диана Китон говорит со своим психоаналитиком, который расспрашивает ее о ее сексуальной жизни. Она отвечает: «О, доктор, он все время хочет секса. Он не может думать ни о чем другом. Это все, что ему нужно!». «Что ж, и как часто Вы занимаетесь сексом?» – спрашивает он, а она отвечает: «Все время, раз в неделю». Когда Вуди Аллену задают тот же вопрос на отдельном сеансе, он жалуется: «Мы никогда не занимаемся сексом. Она ничего общего не хочет иметь с сексом!» «Ну что ж, и как часто Вы им занимаетесь?» – спрашивает он, и Вуди отвечает: «Практически никогда, раз в неделю!». Так что для того, чтобы ответить на Ваш вопрос, как я отношусь к своей жене с учетом того, как на нас влияет рынок, нужно брать в расчет, что моя точка зрения, возможно, существенно отличается от ее!

Вопрос: Тим, чему Вас научила биржевая торговля, какие качества в Вас открыла?

Тим: Она определенно многому научила меня касательно человеческой бренности. Как тебя может вышибить отсюда, вышибить в мгновение ока! Когда испытаешь на себе что-то похожее на Черный Понедельник с такой же неустойчивостью, осознаешь, какое все это безумие. Ты можешь попасть с позицией в ловушку и тебя уничтожат прежде, чем ты поймешь, что это было. Именно поэтому я ранее сказал, что биржевая торговля – это постоянная адаптация. Если ты тут же не приспособишься к подобной ситуации, можешь считать себя историей. Именно поэтому для трейдеров не существует нерушимого набора правил, которым нужно следовать, потому что для того, чтобы быть успешным, нужно меняться не только относительно рынка, но и в целом ряде ситуаций, которые постоянно меняются.

Меня биржевая торговля научила кое-чему еще, что я унаследовал у своего отца, но что утвердилось во мне при помощи рынка. Ты должен быть дисциплинирован и обладать острым чутьем относительно своего собственного морального кодекса, чести, если можно так сказать. Это звучит несколько напыщенно, но нужна также личная честность, чтобы не бояться правды.

Если бы у меня был рак и я бы умирал, мне бы не хотелось, чтобы от меня это утаивали. Мне бы не хотелось, чтобы кто-то пытался облегчить мою боль. Просто скажите мне! Если ты не можешь справиться с правдой, что ж, но мне приходится сталкиваться с правдой каждый день и я не могу позволить себе, чтобы она была неполной. Чему я научился, так это тому, что независимо ни от чего я могу принять правду, и я думаю, это дает мне огромное преимущество на рынке.

Вопрос: Что, на Ваш взгляд, выделяет Вас среди всех остальных трейдеров в операционном зале?

Тим: У меня свой собственный стиль. Он иногда выглядит нелепо, а иногда, возможно, просто гениально. Знаете, в Черный Понедельник я купил по закрытию. Мои друзья умоляли меня не делать этого. Они говорили, что я совершаю самоубийство. На самом деле это оказалось самой большой покупкой дня и именно поэтому я ее совершил! Другие трейдеры смотрели на меня как на сумасшедшего. Я думаю, что сила моих убеждений и интуиция в том, что касается рынка, являются моим величайшим качеством, а затем – способность сосредотачиваться, когда ад выходит из-под контроля.

Мой отец, бывало, говорил: «То, что ты сделал вчера – это древняя история. У тебя сегодня игра. Счет ноль-ноль. И ребята, против которых ты будешь играть, не собираются переворачиваться на спину и поднимать руки вверх. Рынок намного больше, чем что-то или кто-то, с кем я когда-либо состязался. Нужно быть подготовленным и дисциплинированным каждый раз, когда входишь в операционный зал биржи. Нужно также напоминать себе, что ты – всего лишь муха на спине носорога и, самое большее, на что ты можешь рассчитывать – спокойная поездка. Если ты заважничаешь, тебя прибьет хвостом. Суть в том, чтобы не закончить свои дни еще одной дохлой мухой!
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика