Как начать торговать на фондовой бирже Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи мира Торгуемые инструменты Как стать успешным спекулянтом Торговые стратегии Лучшие брокеры Forex Лучшие биржевые брокеры
Binomo
Коппел Р. Быки, медведи и миллионеры. Хроники биржевых сражений

Книга, рассказывающая о том, как люди становились трейдерами и управляющими крупными фондами. Какие взлеты и падения они переживали, где находили силы и черпали вдохновенье для новых побед! Прочтя книгу, понимаешь, что легких денег не бывает. И те, кто добился успеха – не просто везунчики, а профессионалы, обладающие большими знаниями, опытом и колоссальным самообладанием.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Глава 7. Переиграть любого? Уильям «Тоби» Крэйбл

Господин Крэйбл с давних пор является трейдером и рыночным аналитиком. Он был биржевым брокером и составлял информационный бюллетень, за которым пристально следили все рыночные профессионалы. Господин Крейбл создал сложную компьютерную систему апробирования моделей краткосрочных цен и является автором книги «Дневная торговля по краткосрочным ценовым моделям и прорыв диапазона открытия» (1989 год). В настоящее время он является советником по товарным рынкам, управляя более чем 50 миллионами долларов.

Вопрос: Что в первую очередь привлекло Вас к торговле на бирже?

Тоби: Я троекратный чемпион Америки по теннису. Я хотел стать профессионалом, но я был не на высоте. Я открыл для себя торговлю коммодити и нашел ее очень захватывающей. Только позже я осознал, что этот аспект биржевой торговли одновременно является позитивным и негативным. С точки зрения психологии, возбуждение может служить мотивирующим фактором, но оно же очень ослабляет.

Вопрос: Какой была Ваша биржевая торговля в самом начале?

Тоби: Рынок был просто фантастическим. Он был подвержен огромным драматическим колебаниям, как вверх, так и вниз. Помню, как я покупал казначейские векселя в 1981 году, а затем Наблюдал за тем, как они росли до предела в течение трех дней кряду. Такого больше не происходит! Или как я продавал золото, а оно упало на 36 долларов за полчаса. К сожалению, это неистовство деятельности порождало ожидания, которые не могли быть воплощены в жизнь. Это было просто невероятное время для торговли! И я действительно был поглощен именно зарядом и эмоциональной стороной рынка. Я также был в значительной степени околдован операционным залом. Когда туда попадаешь, возникает чувство, что происходит что-то значительное!

Вопрос: Когда Вы начали свою деятельность, Вы заключали сделки на бирже?

Тоби: Я начинал курьером. Я работал в операционном зале на крупного брокера на рынке крупного рогатого скота, Джима Бреннана (Jim Brennan). Ему нужен был кто-то, кто бы занимался таблицами, и я делал это для него. Затем я перешел к внебиржевой торговле и сидел за монитором, где я отслеживал много разных рынков. На этом этапе я на самом деле ничего не знал, но я начал учиться некоторым техническим приемам и основам. Я обнаружил, несмотря на то, что мне очень нравилось работать в операционном зале, что мне достаточно удовлетворения приносит и внебиржевая торговля.

Вопрос: И каковы были Ваши успехи в тот период? Тоби: Непостоянны. Я зарабатывал деньги для Тима, заключал сделки за его счет, зарабатывал деньги для клиентов. Но, как я сказал, я был очень неустойчив. Таких историй на товарных рынках уйма! Ты берешь 10000 долларов, доводишь их до 100000, а затем теряешь большую часть или вообще все, вскоре после этого. Лично я был склонен сильно бояться, так что я пытался сохранить деньги, которые я заработал.

Вопрос: Тоби, биржевая торговля по-прежнему представляется Вам привлекательной, как и изначально?

Тоби: Сейчас это больше похоже на бизнес. У меня больше нет того изначального слепого увлечения и восторга по отношению к ней. Это проблема, с которой мне пришлось столкнуться. Взятый мной курс – это гораздо более методический подход к рынку. Полагаю, если бы я остался там только ради возбуждения, я смог бы торговать только в очень малых масштабах. Конечно, когда я говорю «возбуждение», я имею в виду эмоциональный заряд, который получаешь от стремительных колебаний рынка и большой прибыли – именно это. Должен добавить, что меня по-прежнему волнует биржевая торговля, но сейчас это происходит несколько иначе. Возбуждение приходит тогда, когда я вижу, что мой метод управления достигает цели.

Вопрос: Способствуя росту Вашего бизнеса?

Тоби: Да, и осознавая контроль, которым я наделен. Я получаю глубокое удовлетворение от того, что веду свое дело и управляю своей жизнью рационально.

Вопрос: Тоби, Вы на самом деле смогли достичь такого, что удавалось осуществить очень немногим трейдерам. У Вас последовательно положительные результаты торговли, почти нет нестабильности. Не так много трейдеров это умеют.

Тоби: Это было моей целью. Это то, чем я дорожу, и это самая трудная в осуществлении задача в этом бизнесе. Я сам впечатлен тем, что возможно. Но, знаете, еще нужно сделать очень многое!

Вопрос: Не могли бы Вы немного рассказать о том, каким был этот процесс?

Тоби: Он был долгим и сложным. Бывали времена, когда я зарабатывал больше денег, чем, на мой взгляд, вообще возможно заработать, когда казалось, что доллары на меня просто сыпятся. Бывали времена, когда я не мог спать по ночам от перевозбуждения. Когда я терял деньги, я впадал в глубокую депрессию. Все это оказывало на меня очень сильное влияние. Так что эмоции влияли на меня в зависимости от того, выигрывал я или проигрывал!

В начале 1987 года у меня был четырехмесячный спад, который действительно отодвинул меня назад. В тот момент я даже задавал себе вопрос, хочу ли я и дальше заниматься биржевой торговлей. Мне понадобился год, чтобы все переоценить. Именно тогда я написал свою книгу «Дневная торговля по краткосрочным ценовым моделям и прорыв диапазона открытия». Это было отличное время для личной рефлексии.

Я осознал, что в биржевой торговле мне нравится то. что она представляет собой вызов интеллектуальным способностям. И я решил, что не брошу ее. Мне хотелось этим заниматься и я знал, что могу в этом преуспеть. Так что я перегруппировался, вернулся в Чикаго и начал писать рыночный листок, который я продал биржевым брокерам. Затем, в 1990 году у меня начался новый спад. И это было именно то, что мне нужно! Момент истины. В 1987 году я занимался вычислением того, что потребуется для того, чтобы создать должную программу управления бизнесом в качестве профессионального трейдера. В 1990-м я очень ясно понял, что для того, чтобы я мог контролировать риски, нужно существенно снизить неустойчивость. К 1992 году некоторые механизмы встали на свои места. К сожалению, они не являлись такими систематичными, какими они являются сегодня. Но там был мыслительный процесс.

На самом деле ответ полностью уводил от дискреционной торговли к той точке, где я нахожусь сегодня. Я полностью систематичен в своем подходе. Мне было непросто отказаться от дискреционной торговли!

На самом деле я работал над этим до начала 1995 года, когда я наконец был удовлетворен тем, что, по моему мнению, было лучше, чем то, что я могу сделать на дискреционной основе. Именно развитие систематического подхода позволило мне избавиться от неустойчивости. Эмоциональной неустойчивости и неровной биржевой торговли.

Вопрос: Тоби, как бы Вы охарактеризовали свой стиль игры в теннис?

Тоби: Я был чрезвычайно консервативным игроком в теннис. Когда я играл старательно, я пытался не промахнуться. Я просто пытался отбивать мяч, всегда оставаясь в игре!

Вопрос: Так что это скорее было согласованной игрой, нежели чем попыткой нанести сильный удар?

Тоби: Да. На этом этапе я проделал некоторую работу над собой по определенным опасным положениям, которые росли в результате нестабильной семейной жизни. Я всегда во всем искал надежности и постоянства. Нестабильность – это то, чего я терпеть не могу в бизнесе и в любой другой части своей жизни.

Вопрос: Полагаю, Тоби, если Вы ищете надежность и постоянство в своей жизни, товарные рынки – это совершенно очевидный выбор!

Тоби: Ну, это довольно интересно. Это возвращает нас к дихотомии в моем подходе к биржевой торговле до того, как я исключил оттуда эмоции. Я честно искал надежности. Я полагал, что могу получить достаточную свободу действий и низкую волатильность. Но нет – не могу! Для меня это значит, как я уже говорил, управлять надежным бизнесом.

Вопрос: Этот подход, устранение эмоций, действительно вырос из Вашего естественного желания надежности и отвращения к риску. Это отражалось в Вашей игре в теннис. Так?

Тоби: Да. Это профессии с изначально присущим им возбуждением, они склонны стимулировать страхи и небезопасность!

Вопрос: И Вам удалось добиться баланса стабильности и возбуждения путем вычисления способа управления рисками!

Тоби: Совершенно верно. В теннисе я совершенствовался в игре, я чувствовал уверенность в том, что делаю. Чем дольше я занимался теннисом, тем больше я о нем думал. Это относится и к биржевой торговле. Также я чувствую, что уверенность позволяет сохранять контроль над ситуацией. Сейчас я чувствую себя уверенно, по большей части контролирующим ситуацию, и мне хотелось бы сохранить подобное положение вещей. Я верю, что могу в настоящий момент управлять своим бизнесом лучше, чем когда-либо до того. Я знаю, как не дать мячу уйти в аут!

Вопрос: Считаете ли Вы, что Ваши торговые навыки – это скорее приобретенное умение или врожденный талант?

Тоби: Не думаю, что на протяжении длительного времени может существовать такая вещь, как врожденный талант к биржевой торговле. Знаете, есть люди типа Пола Тюдора Джонса, но у него колоссальные торговые корни. Кажется, его дядя торговал на бирже хлопком, а он у него учился. Он также работал с профессиональными трейдерами наличностью в Новом Орлеане до того, как начал заключать сделки на хлопковой бирже. Так что у него был многолетний опыт работы прежде, чем он стал инвестиционным менеджером. Я не верю во врожденный талант! Я думаю, все это пот и кровь. Полагаю, сама идея врожденного таланта несколько раздута. Рынки не прощают ошибок. Думаю, нужно научиться делать то, что правильно; в противном случае ты не выживешь. Когда человек выходит из утробы, у него нет практически ничего врожденного, что бы позволило ему выжить во внешней среде. Ему приходится учиться тому, что требует от него жизнь. В том, чтобы быть успешным трейдером, заключено немало трудностей. Я не нахожу в этом ничего врожденного или инстинктивного. Полагаю, как я уже только что сказал, это все зарабатывается потом и кровью, усердной работой и дисциплинированностью. То, что от рождения у кого-то может быть больше адреналина в крови, чем у кого-то другого, совершенно не имеет значения! Это не та черта, которая необходима для успеха в этом бизнесе!

Вопрос: Что Вы считаете своей самой сильной чертой как трейдера?

Тоби: Что ж, их несколько: упорство и то, что я выделяю себе достаточно времени на то, чтобы учиться тому, что мне необходимо знать. Я многое прощал себе и был с собой терпелив, принимая во внимание те трудности, с которыми я сталкивался.

Мой подход к биржевой торговле согласовывался с моим подходом к теннису. Я был очень дисциплинирован в отношении своего метода получения знаний. Я был очень прилежен, когда дело дошло до практики. Я тренировался почти одержимо. Я практиковался гораздо больше, чем любой человек из тех, кого я знаю. Лучше бы у меня была та сосредоточенность и то понимание своей собственной психологии, которые я развил тогда, когда я играл в теннис. Полагаю, я был бы тогда гораздо более сильным соперником. Но я также знаю, что когда оглядываешься назад, всегда думаешь что-то типа, насколько больше я мог бы сделать с теми знаниями и с той мудростью, которые у меня есть сейчас! Так что, возможно, молодость напрасно достается молодым!

Вопрос: Какое влияние оказала биржевая торговля на Ваш брак?

Тоби: Это хороший вопрос. Мы с женой пережили много перемен в браке. Мы, к счастью, как правило, менялись в одном направлении и в одно время. Мы с Лори могли пойти каждый своей дорогой, но перемены в нашей жизни сделали нас ближе друг к другу. Мы достаточно сильно любили друг друга для того, чтобы выслушать и мы, как правило, приходили к согласию. Это был интересный феномен. Мы пережили много перемен и некоторые из них были базовыми.

По существу мы были детьми 60-х. Мы были в некотором роде хиппи и хотели открывать для себя новые способы жизни. Мы путешествовали по Европе, затем вернулись в Соединенные Штаты, а затем изучали различные философские течения и религиозные практики. Мы ввязывались в такое, что, как мы решили позднее, было неправильным.

Вопрос: Что именно, по Вашим ощущениям, было неправильно?

Тоби: Вообще говоря, это был иной взгляд на жизнь. Это было довольно запутанно и интенсивно. Мы выяснили, что это не для нас. Вычислить это было довольно просто, потому что единственное, что нужно было делать – это держать глаза открытыми!

Вопрос: Это был культ?

Тоби: Не совсем. Это было ответвление индуизма. Мы занимались медитациями. С первого взгляда это было по-настоящему привлекательно, потому что мы пытались найти некое единство в нашей жизни. Я только что отошел от профессионального тенниса и мы с Лори вместе путешествовали. Было очень тяжело, мы пережили массу стрессов и искали способы расслабиться и успокоиться.

Вопрос: Поиск надежности за вычетом эмоциональной нестабильности?

Тоби: Совершенно верно. В 1987 году, когда я прошел через свой год переоценки ценностей, я решил, что это было неправильно. С тех пор, на мой взгляд, я смотрел на вещи с гораздо более понятного ракурса.

Парадоксально и интересно, но именно биржевая торговля, а не восточные медитации, дала мне те ответы, которые я искал. Видите ли, я считал, что найду необходимую надежность в восточной философии. Я думал, что она даст мне почву под ногами, сделает меня немного более успешным в том, чем я занимаюсь. Но именно биржевая торговля дала мне философское направление. Чтобы усовершенствовать свою биржевую торговлю, мне пришлось точно оценивать действительность.

Я постоянно рисковал. Я действительно над чем-то работал. У меня были те эмоциональные реакции, с которыми мне нужно было совладать и на которых нужно было учиться. Я узнал о страхе, смелости, и личной честности. Все внутренние вопросы, которые выходят на поверхность, взывают к ответу!

Я имею в виду контраст между работой и медитацией, сидением на стуле весь день напролет, ничего не делая. Там нет жизни! Построение карьеры в биржевой торговле – это противоположность такой практике. Я счел другой подход расхолаживающим. Он вел меня в неверном направлении.

Мне хотелось бы четко сказать об одном. Биржевая торговля не заменила мне религии, поскольку, безусловно, биржевая торговля – это не философия, но она указала нам с женой направление, где с философской точки зрения мы по существу оставили мистицизм и решили смотреть миру в глаза. Мы были вынуждены стать объективными.

Вопрос: Тоби, что именно биржевая торговля рассказывает Вам о Вас самом?

Тоби: Что ж, довольно много. Спросите меня, каковы мои лучшие качества и я отвечу, что получил их в результате своего опыта в биржевой торговле.

Вопрос: Способность добиваться своего и быть терпеливым?

Тоби: Да, уж что действительно доказывает моя карьера, так это то, что я к чему-то привязываюсь до тех пор, пока не получу нужный результат.

Вопрос: Звучит так, как будто это всегда было частью Вашей личности.

Тоби: Да. Это действительно было так в теннисе. Я не прекращал тренироваться до тех пор. пока не начал наносить точных ударов. А затем я стал тренироваться еще больше.

Посмотрим правде в глаза, это было непростое время. Я сомневался, рожден ли я для того, чтобы стать трейдером, но мне также повезло. Я хочу сказать, что есть миллион способов, как попасть в сети этого бизнеса. Чем я всегда хотел заниматься – так это найти новый работающий и последовательный способ.

Вопрос: Что, на Ваш взгляд, выделяет Тоби Крейбла среди других?

Тоби: Моя жена отлично это сформулировала. Она сказала, что я не яркий, я основательный. Знаете, что люди говорили обо мне в теннисе. Они и представить себе не могли, что я хорошо играю в теннис, потому что я «выглядел медлительным». Но они наблюдали за мной некоторое время и понимали, что я вытаскиваю любой мяч. Куда бы он не направлялся, я возвращал его, и возвращал я его довольно хорошо! То же самое справедливо и в отношении заключения мной сделок. Когда люди смотрят на протокол моих сделок, то изначально все, что они видят – это относительно низкие доходы. Они говорят: «Он нормальный, не яркий». Но если они присмотрятся повнимательнее, они, возможно, увидят одно из самых лучших соотношений доходов к риску в отрасли. Другими словами, любой, кто действительно пристально за мной наблюдает, увидит некое реальное содержание.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика