Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Вайн С. Инвестиции и трейдинг

Финансовый рынок – это информационные джунгли с постоянно возникающими опасностями, возможностями, заблуждениями и открытиями. Как увеличить шансы на выживание и получение прибыли? На какие методы анализа можно полагаться? Какие риски приемлемы? Какие стратегии вероятнее всего приведут к успеху? Книга Саймона Вайна, управляющего директора «Альфа-Банка», отвечает на эти вопросы и позволяет читателю сформировать индивидуальный стиль трейдинга.

Какой  Форекс-брокер  лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделайте  свой выбор!

Теоретический подход к персонализации риска

В литературе встречаются разные определения риска. Это понятие может формулироваться как «стандартное отклонение от среднего, называемое в мире финансов волатильностью», или «величина, входящая в формулу Шарпа, которая измеряет результаты, скорректированные на риск (волатильность)».

Риск может быть равен размеру максимальных потерь. На этом принципе основан метод VAR. Риск может быть определен как катастрофический вариант, когда движение цены превосходит все ожидания.

Его также можно подразделить на фундаментальный риск и риск шумовой торговли (noise traders).

Дать точное определение этому понятию очень важно, т.к. в литературе встречаются термины «отвращение к риску» и «отвращение к потерям» (разная форма функций удовлетворения от прибыли и неудовлетворения от потерь). Кажущаяся близость понятий этих затушевывает один важный момент: для того чтобы избежать потерь, инвесторы принимают очень большие риски.

В финансовой теории персонализация риска достигается путем классификации инвесторов на а) риск-негативных, б) риск-нейтральных и в) риск-позитивных. Но это — теория. Попав в реальную ситуацию и сравнивая свою реакцию с поведением окружающих, люди очень приблизительно определяют, к какому классу восприятия риска отнести себя по данному кругу проблем в данный момент. Вычислив (или угадав) свое место в такой классификации, человек относит себя к психологической нише, максимально приемлемой для него. Таким образом, уменьшив нервозность, он повышает рациональность.

Например, игрок в рулетку, отнеся себя к одной из трех вышеупомянутых категорий, изначально установит для себя свойственные ей ограничения: размер единичной ставки не должен превышать пять долларов на игру, а общие потери за вечер не могут быть выше, чем триста долларов. Руководствуясь этими ограничениями, он может составить план действий и играть максимально рационально, без эмоций.

Однако в действительности этот способ применяется редко. Люди принимают разный риск в зависимости от конкретного инструментария, событий, ситуаций и т. д. Один и тот же человек ведет себя благоразумно, управляя автомобилем, но принимает весьма рискованные решения, инвестируя в ценные бумаги. Или другой пример: если человек болен, он в меньшей степени склонен к принятию риска по данному вопросу, чем если бы был здоров. Таким образом, в разных условиях человек принадлежит к разным группам риска, но заранее этого определить нельзя.

Сталкиваясь с риском, всегда следует помнить: как от него не спасайся — какая-то его часть все равно останется. При этом важно представлять, насколько рационально оценен этот риск и в какой степени намеченный план действий предусматривает альтернативы на случай возникновения проблем.

«Рациональность» же оценки риска зависит от конкретного человека: насколько точно он знает свои сильные и слабые стороны, отдает ли себе отчет в своей будущей реакции на потенциальные неудачи, выделяет ли сознательные и подсознательные мотивы своих оценок и действий.

Стараясь снизить риск, инвесторы, принимающие решения, используют ряд средств. Наиболее популярными из них являются приглашение консультантов, более углубленный анализ информации по данному вопросу и диверсификация.

Консультанты

Каждый раз, не выполняя какую-то работу самостоятельно, например, полагаясь на мнение экспертов, мы сталкиваемся с тем, что в экономике называется агентской проблемой. В данном случае она выражается в том, что кто-то имеет возможность влиять на наше мнение. По словам Стуруа, «совет — это в значительной мере исповедь». Это высказывание довольно точно отражает суть проблемы: рекомендации большинства консультантов — это ответ на вопрос, как бы поступили они, а не что нужно делать вам. Полагаясь на мнение экспертов, инвестор должен, тем не менее, уметь оценивать достоинства и недостатки их рекомендаций. Во-первых, видеть различие между реальной информацией и ее личным восприятием консультантом, а во-вторых, убедиться, что у вас с ним одинаковая шкала оценки риска.

Пример из жизни: собирая по инструкции шкаф, приходится несколько раз выверять свои действия по схеме, хотя она уже отработана другими. Как же можно следовать чужому совету без длительного его осмысления?!


Знаете ли Вы, что: самые успешные в рунете управляющие ПАММ-счетами осуществляют свою деятельность через компанию Альпари: рейтинг ПАММ-счетов; рейтинг готовых портфелей ПАММ-счетов.


Часто консультанты не имеют самостоятельного опыта успешной торговли. Еще чаще их рекомендации не учитывают психологическое состояние клиента в свете рыночных условий. Нидерхоффер в книге «Образование спекулянта» упоминает анализ рекомендаций одного популярного аналитика и обращает внимание на используемый им нереалистичный метод торговли: он постоянно подменял стоп-ауты (уровни выхода из позиции). Если бы трейдеры последовали советам аналитика, то в результате на определенной стадии у них накопились бы потери, которые в реальной жизни они не могут себе позволить. Но «в целом» он хорошо угадывал долгосрочные тенденции.

Авторитетная фигура часто «завораживает», и рекомендации такого эксперта не подвергаются должному анализу. Например, во время тренировочных полетов первый пилот совершал ошибки, которые заведомо вели к катастрофе. Второй пилот, зная о последствиях этих действий, в 25% случаев не исправлял их из страха перед его авторитетом.

Нельзя упускать и другой фактор: инвестициями, сделанными на основании чужих советов, очень сложно управлять без предварительного «подстраивания» их под собственный стиль, поскольку трудно «втискиваться» в чужую логику. Больше того, советы часто вносят неразбериху в собственную стратегию.

Как правило, наибольшую пользу приносят не собственно консультации, а факты, выделяемые аналитиком. Они-то и позволяют принимающему решение удостовериться в полноте своего анализа. Таким образом, пользуясь чужой оценкой риска, инвестор должен: а) убедиться в том, что восприятие риска консультантом аналогично его собственному, и б) еще раз «профильтровать» оценку, основываясь на личных критериях.

Нужно также помнить об эффекте каскадирования (cascade effect), который приводит к тому, что люди присоединяются к мнению толпы, создавая «стадный» эффект.

Так, во время одного из экспериментов проверялась реакция толпы на потенциальное убийство женщины. Из семидесяти человек ни один не попытался его остановить. Все люди подпали под влияние эффекта каскадирования, когда бездействие других давало им повод ничего не предпринимать самим.

Помимо помощи консультантов инвесторы и трейдеры получают рекомендации руководства или клиентов, которые являются важной составной частью процесса принятия решений. В случае получения таких рекомендаций эффект каскадирования дополняется дилеммами мотивации. Питер Линч привел принцип IBM («голубая фишка» на американском рынке акций), которым в таких ситуациях пользуются менеджеры фондов. Он заключается в том, что если менеджер инвестировал в популярную акцию и ее цена упала, то его руководство спрашивает, что не в порядке с выпустившей ее компанией. А если он инвестировал в неизвестную компанию и потерял деньги, то его спрашивают, все ли в порядке у него!

Информация

Другая важная область, требующая самоконтроля, — это потребность в информации. Ее объем, необходимый для принятия решения, во многом зависит от национальной среды. Так, система образования континентальной Европы базируется на французской модели, придающей особое значение точным наукам. С ранних лет в европейцах воспитывается вера в то, что в основном все поддается исчислению, т. е. количественной оценке. Поэтому, принимая решения, они подразумевают, что существует некий порядок, который можно выявить с помощью количественных оценок. Отсюда их потребность в полноте информации и почти что «академическая» коннотация слова «профессионал».

Англосаксам для принятия решения требуется меньше информации (в одинаковой ситуации), чем их континентальным коллегам. Англосаксонское образование базируется на гуманитарной основе, и получившие его специалисты менее склонны ожидать полной и точной информации для принятия решения. Они больше полагаются на интуицию. Поэтому континентальным европейцам американцы кажутся легкомысленными и неглубокими.

В большинстве восточных культур меньше ориентируются на анализ новой информации, — там решениям дают «вылежаться». Таким образом, потребность в информации, а также время на ее «переваривание» для оценки риска неодинаковы для людей разных национальных культур. При работе на международных рынках следует учитывать национальные и психологические аспекты отношения к информации.

У отдельного индивидуума необходимость получения информации складывается из его сознательных и подсознательных потребностей. Очень часто инвестор чувствует желание «докопаться до истины». Даже осознавая его неосуществимость, он откладывает принятие решения. Можно с уверенностью сказать, что необходимость получения информации для оценки риска у людей явно завышена и состоит из собственно реальной потребности в ней и подсознательной потребности в самоуспокоении. Говоря иначе, информация играет роль лекарства против страха. Инвестору следует минимизировать нерациональные потребности, чтобы быстрее реагировать на рынок.

Эксперименты подтверждают, что конкретная, насыщенная эмоциональными ассоциациями информация имеет большую власть, чем абстрактные факты (эвристика наличия). Таким образом, в первую очередь нужно понимать, на каком типе информации люди базируют ее анализ. В среде «байесовских инвесторов» слухи и домыслы о маловероятных событиях привлекают гораздо больше внимания, чем сухие статистические сводки. Частично это происходит из-за склонности людей недопонимать вероятностное распределение, отчасти — из-за скуки работы с числами, а в некоторой степени — из-за других малорациональных мотивов. С другой стороны, есть и рациональная причина интереса к маловероятным событиям. Каждый инвестор задается вопросом о том, какое внезапное событие может привести к потерям. Получается, что склонность к рассмотрению маловероятных событий подкрепляется необходимостью их выявления и анализа. Чем более опытен трейдер, тем меньше влияния подобный анализ окажет на его действия, но на ранних стадиях инвестирования впечатлительность стоит очень дорого.

Проблема повышенной потребности в информации очень свойственна россиянам. Обратной стороной этой черты национального характера иногда является замедленная реакция на динамику рынка, а также возникновение ложного чувства защищенности, когда трейдер считает, что тщательный анализ предохранит его от ошибок. Нахождение оптимального соотношения продуманности и интуитивности — один из ключевых элементов успеха. Он невозможен без самоконтроля подсознательных потребностей.

Диверсификация

Весьма популярный способ борьбы с рисками — диверсификация. Как уже говорилось, изначально метод был разработан на основе анализа истории огромного числа акций («рыночного портфеля»). Но большинство инвесторов не могут владеть портфелями такого размера. Кроме того, указанный метод разработан с помощью математических методов и не учитывает возможных проявлений эмоциональности у человека, принимающего решения.

Известный менеджер фонда Fidelity Питер Линч называл диверсификацию похожим по звучанию термином diworsification (от английского слова «ухудшение»). Суть его заключается в том, что качественно управлять можно лишь небольшим количеством разных рисков. Поэтому диверсификация должна быть «подогнана» к индивидуальной способности человека, принимающего решение отслеживать информацию по разным инструментам. Например, если он купил пять акций и цена трех из них начала падать, сможет ли он рационально размышлять об оставшихся двух? Если нет, то это значит, что его психологический потенциал для оценки риска не рассчитан на пять ценных бумаг.

Кстати, в менеджменте существует концепция максимальной численности прямых подчиненных для поддержания эффективности административных структур. Согласно этой концепции менеджер не может эффективно управлять более чем пятью-шестью подчиненными.

Одно из признаний неэффективности диверсификации — реструктуризация многоиндустриальных конгломератов, произошедшая в 1980-е гг. в США. В ее основе лежала концепция, построенная на утверждении, что одна команда менеджеров не может профессионально разбираться сразу во многих отраслях индустрии, и если раздробить конгломераты, то специализированные команды смогут достичь лучших результатов. Результат этой реструктуризации проявился в устойчивом росте американского рынка акций в 1990-е гг., который подтвердил правильность антидиверсификационной концепции.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика