Как начать торговать на фондовой бирже Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи мира Торгуемые инструменты Как стать успешным спекулянтом Торговые стратегии Лучшие брокеры Forex Лучшие биржевые брокеры
Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

В своей книге доктор Мартин Д. Вайс описывает процесс принятия частными инвесторами решений об использовании различных финансовых активов в наиболее напряженных, сложных, но одновременно и самых многообещающих ситуациях – в периоды обвального падения рынка акций и облигаций, валютных кризисов, во время инфляции.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Консультант

Она кратко обрисовала консультанту свою финансовую историю и попросила его высказать свое мнение. Однако перед тем как продолжить разговор, он сообщил ей кое-какие сведения о своих гонорарах. Он сказал, что хотя первая консультация является бесплатной, за каждую следующую консультацию его гонорар составит 75 долларов.

Он ничего не зарабатывал на комиссиях, не продавал страховок, не навязывал участия во взаимных фондах или каких-либо других выгод от вложения денег. Все, что он продавал, были информация и совет — ничего больше. У него не было никаких других причин для того, чтобы принудить ее к каким-либо инвестициям, кроме тех, которые могли бы принести ей выгоду. Если бы она захотела выплачивать ему небольшие проценты за управление ее активами, то это было бы альтернативой финансовым консультациям. Выбор был за нею.

— Удивительно, — сказал он. — В штате Мериленд имеется 40 тыс. зарегистрированных финансовых консультантов. Я один из них. Если вы не захотите работать со мной, я, конечно, буду сожалеть о потере клиента, но я смогу показать вам, как найти другого консультанта в этом районе, который тоже работает только за гонорары. Вы также можете воспользоваться услугами особого бухгалтера, который имеет профессиональную подготовку в сфере инвестиций как специалист по частным финансам. Они тоже берут почасовую оплату. Но, пожалуйста, прошу вас, что бы вы ни предпочли, не возвращайтесь ни к кому, кто работает за комиссию. Это не консультанты. Это те же продавцы акций, только переодетые. — Как же я могу отличить их? — спросила она.

— В сущности, это очень просто. Всякий, с кем вы имеете дело в финансовом мире, является либо продавцом, либо консультантом. Невозможно быть и тем и другим одновременно. Продавец скажет вам, что вы не обязаны платить ему за совет. Он скажет вам, что оплата его советов входит в стоимость услуги, или что она покрывается его гонораром за сделку или комиссионными. Но на самом деле — это даром отданные деньги.

— А консультанты?

— Это совсем другое дело. Консультанты назовут вам точную сумму своего гонорара. Что может быть определеннее этого?

Она поняла мудрость такого подхода, но все же чувствовала неуверенность.

— Существуют ли какие-нибудь проверенные временем, доказанные принципы инвестирования, которые являлись бы верными независимо от вида оплаты, от размера комиссионных или от конфликта интересов? Я преподаю физику. И независимо от того, каким способом мне оплачивают мою работу, это не изменяет того факта, что Е почти всегда равно тс2.

— Здесь дело не в относительности, а в истории — например, вашей. Вы только что рассказали мне, что потеряли 75% на одной ценной бумаге и почти 100% на нескольких других. Вы сказали мне, что брокер от фирмы Harris & Jones рекомендовал вам эти акции. А вы знаете, что фирма Harris & Jones является главным андеррайтером большей части этих акций, что около 90% их доходов за прошлый год является результатом таких сделок, как ваша?

Линда Дэдини покачала головой. Она этого не знала.

— А как же Дюбуа, мой брокер? Я доверяла ему. Неужели мой брокер?...

— Брокеры проходят подготовку для того, чтобы быть машиной для продаж на конечном этапе. Так получилось, что я кое-что знаю о фирме Harris. У меня есть друзья, которые там работают. Я расскажу вам немного о том, что там происходит. Брокеры компании, которые смогут разместить большую часть акций нужных компаний, получают жирные шестизначные премии. Они участвуют в специальных соревнованиях. Они получают трехнедельный отпуск с оплатой всех расходов в Club Med. Ваш брокер из Harris никогда не рассказывал вам об этом, верно?

— Понимаю. Но ведь не его же вина в том, что рынок пошел вниз?

— Нет, но посмотрите на все эти способы, с помощью которых он может навредить вам. Вы заплатили ему высокие комиссионные за его «услуги», и эти деньги вышли прямо из вашего кармана. Вы сделали инвестиции, которые, скорее всего, должны были оказаться менее выгодными, чем вам обещали, или даже явно и на 100% проигрышными. И вы, в конце концов, оказались пойманы в ловушку и потеряли свои вложения.

Но она все еще ощущала неуверенность, поэтому консультант прибег к метафоре.

— Представьте себе, что вы вышли на ринг, чтобы драться с профессиональным бойцом, — сказал он. — Во-первых, он заставляет вас связываться с комиссионными. Затем он вовлекает вас в безнадежные вложения. И наконец, он прижимает вас к канатам и не дает вам уйти. Мораль этой истории такова: никогда не действуйте на основании так называемых бесплатных советов.

— А как насчет принципа долгосрочного инвестирования? — спросила она. — О том, что долгосрочные инвестиции рано или поздно приносят доход. Это один из главных принципов, о которых мне говорили раньше. Вроде вечно расширяющейся Вселенной.

Консультант от всего сердца рассмеялся.

— Вы знаете Вселенную, а я знаю фондовую биржу. Вспомните, например, медвежий рынок с 1929 по 1932 гг. Если бы вы в 1929 г. во время пика на рынке купили 500 акций, входящих в индекс S&P, то как вы думаете, сколько лет вам пришлось бы ждать, для того чтобы продать их без убытка?

— Это вы мне скажите.

— По крайней мере 25 лет. Я не знаю, сколько лет вам, но мне 62. Если бы мне пришлось столько ждать, то мне было бы 87 лет прежде, чем я смог бы возместить убытки. И может быть, я уже лежал бы в шести футах под землей. Хотя вы намного моложе, можете вы ждать так долго? Могут ли столько ждать ваши дети, прежде чем поступить в колледж? А как вы думаете, сколько лет вам потребовалось бы, чтобы сравняться с кем-нибудь, кто вкладывает деньги в нечто, что растет, когда рынок падает,... а затем снова вкладывает эти деньги, чтобы купить еще что-нибудь у самого дна?

— Пятьдесят?

— Нет, вероятно, никогда! Вы бы никогда не сравнялись с ним. — Согласна.

— Смотрите. Вся эта сказка о том, что «покупка акций всегда в конце концов окупается» — это подпорка, изъеденная жучком. В ней допускается, что вы покупаете акции недалеко от начала бычьего рынка, в то время как лишь ловкое меньшинство в действительности попадает на этот момент начала подъема цен, да и то с небольшими объемами вложений. Она допускает, что вы никогда не покупаете акций в момент пика бычьего рынка, хотя в реальном мире большая часть денег входит в рынок именно в это время. Когда вы купили большую часть своих акций? В конце 1990-х гг., верно? Так же поступило и большинство вкладчиков.

— Понимаю, — сказала она. Она все знала об этих ложных допущениях. В начале каждого семестра она сама предупреждала о них своих студентов.

— Она также принимает за основу тот факт, — продолжал он, — что вы фактически «купили рынок» — все 30 акций, входящих в индекс Dow, или все 500 акций S&P, хотя в действительности вы не купили рынок. Вы купили лишь отдельные акции рынка — UCBS, Global Crossing, WorldCom или какие-нибудь другие. Вы купили акции, которые могут никогда не подняться в цене, даже на растущем рынке, акции компаний, которые могут вообще прекратить свое существование. Так что даже когда рынок в целом действительно станет подниматься, вас может не оказаться среди тех, кто пожнет урожай. Все это допущение, что рынок акций всегда идет в гору, с самого начала было совершенно не применимо к вашей ситуации.

Она почувствовала приступ ярости. Она не могла поверить, что Дюбуа мог так бессовестно обмануть ее, что столько экспертов с Уолл-Стрит могли так лгать. Делали они это сознательно? Или они тоже были обмануты кем-то другим, как и она сама? Это не имело значения. Все, что имело значение, так это то, что она была почти разорена и не могла найти выхода.

— Хорошо, но что мне делать сейчас? — спросила она как можно спокойнее.

— У вас есть какие-нибудь долги?

— Только закладная на дом.

— Какой процент вы платите?

— Около 9%.

— Можете ли вы гарантировать, что без всяких сомнений сможете вносить эту плату каждый месяц?

— Конечно, будем выплачивать, если Бог позволит.

— Так. А теперь позвольте спросить вас: можете вы показать мне сегодня такое вложение денег — хоть где-нибудь, — которое было бы абсолютно надежно и к тому же приносило бы вам 9% дохода? Не можете, верно? Его не существует. И все же вы можете эффективно сберечь эти 9%, расплатившись по вашей закладной. И помните: сбереженный пенни — это пенни заработанный, верно?

— Конечно, но ведь все советуют нам делать прямо противоположное. Дополнительно финансировать, брать деньги, а не отдавать!

— Кто советует вам делать это? Брокеры по недвижимости, которые зарабатывают себе сверхвысокие гонорары? Или биржевые брокеры, желающие поиграть с большим количеством ваших денег? Тот, кто говорит это, толкает вас к дополнительному финансированию. Даже если и не они дают вам эти советы, это от них дует ветер. Правда состоит в том, что если вы примете во внимание все факторы и дополнительные расходы, может случиться, что вы не сохраните даже то, что у вас было. Если вы сделаете это, то постарайтесь убедиться в том, что вы действительно сберегаете свои деньги, а не просто увеличиваете свой долг!

— Но если мы не будем брать повторный заем по закладной, откуда мы возьмем деньги, чтобы ее погасить?

— Это приводит меня к следующему шагу. Продайте ваши акции. Прекратите кровотечение. Возьмите хоть что-нибудь с рынка. Поместите свои деньги в безопасное место. А потом мы сможем начать все с самого начала, поставить вас на верный путь, правильную дорогу. Я не могу гарантировать успех, но я могу гарантировать вам отсутствие у меня конфликта интересов, или чего-нибудь еще, что уменьшит ваши шансы.

— Но я не могу продавать сейчас, — сказала она с полной боли полуулыбкой. — Я не могу позволить себе потерпеть убытки.

— Убытки уже стали фактом. Вы уже понесли их.

— Это я понимаю. Но предположим, что я сегодня продам свои акции, а завтра рынок пойдет в гору? Я буду чувствовать себя полнейшей простофилей.

— Конечно, это может случиться. Но разве вы не видите? Вы говорите о компаниях, которые проигрывают на рынке, который идет вниз. Если бы у вас сегодня были свободные деньги, стали бы вы покупать эти акции?

— Ни за что!

— Тогда серьезно подумайте о продаже своих акций. Очиститесь от мусора. Сколько бы ни стоили эти акции в данный момент, сколько бы вы ни потеряли на этом, продайте их сейчас — это будет самый благоразумный поступок.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика