Как начать торговать на фондовой бирже Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи мира Торгуемые инструменты Как стать успешным спекулянтом Торговые стратегии Лучшие брокеры Forex Лучшие биржевые брокеры
Binomo
Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

В своей книге доктор Мартин Д. Вайс описывает процесс принятия частными инвесторами решений об использовании различных финансовых активов в наиболее напряженных, сложных, но одновременно и самых многообещающих ситуациях – в периоды обвального падения рынка акций и облигаций, валютных кризисов, во время инфляции.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Государственные облигации

— А что вы скажете о государственных облигациях? — спросила Линда.

— Да, конечно, самые надежные облигации выпускаются Министерством финансов США. Они аналогичны ценным бумагам, которые покупают инвестиционные фонды, ориентированные только на Казначейство, за исключением того, что они являются долгосрочными — вплоть до 30 лет. Вместо того чтобы одолжить свои деньги какой-нибудь компании, вы одалживаете их Казначейству США для финансирования всего, что будет угодно Федеральному правительству. Их рейтинг выше чем AAA, и их никогда не переводили в низшую категорию. Они никогда не отказывались — и, вероятно, никогда не откажутся — выплачивать проценты и основную сумму вовремя.

— Но не может ли рыночная цена облигаций Казначейства тоже упасть? — спросил Гэбриэл.

— Может. Она может упасть по причине «нужды», о которой я говорил вам. А кроме того, все облигации — будь то выпущенные Казначейством или корпорациями — теряют свою цену по другой причине.

— И по какой же?

— Я назову ее «фактором зависти».

— Вот как? — воскликнула Линда. — Я поняла, что означает «фактор нужды». «Фактор страха» мне тоже понятен. Но зависть?

— Предположим, что я вложил 100 тыс. долларов в облигации Казначейства, которые будут давать мне ежегодно фиксированные 5% в течение следующих 30 лет. Сколько долларов я получу в виде процентов каждый год?

— 5 тыс. долларов? — ответил муж.

— Верно. Но вот времена меняются и процентные ставки ползут вверх. Казначейство выпускает новые облигации, по которым теперь выплачивается намного больше, — скажем, 10% в год. Что произойдет? Я как владелец 5%-ных облигаций, начинаю завидовать тем, кто покупает новые, 10%-ные облигации. Я говорю себе: «Черт возьми, если бы я подождал, если бы я купил эти новые облигации, по которым выплачивают 10%, я мог бы получать по 10 тыс. долларов в год вместо 5 тыс., и они были бы по-прежнему на 100% гарантированы Правительством США!

— Вот так облом, да? — продолжил Гэбриэл.

— Верно! Поэтому однажды я иду к вам, как продавец подержанных машин, и говорю: «Эй, у меня есть отличная облигация, которую я купил не так давно. Правда-правда! По ней я получаю прекрасный доход — 5 тыс. долларов в год, и она на 100% гарантирована Правительством Соединенных Штатов. Если бы я предложил ее вам, вы бы ее купили?»

Гэбриэл ответил немедленно.

— Вы, должно быть, шутите! Какого черта я должен покупать ваши старые 5%-ные облигации, когда я могу купить новехонькие 10%-ные облигации от Казначейства и иметь двойной доход?

— Потому что я продам их вам дешево.

— Как дешево?

— Сделайте мне предложение.

Гэбриэл прикинул, какова могла бы быть реальная цена. Старые облигации давали по 5 тыс. долларов в год. Но чтобы получать 5 тыс. долларов в год от новых 10%-ных облигаций, ему нужно было бы вложить прямо сейчас 50 тыс. долларов. Поэтому он рассудил, что старая облигация должна стоить 50 тыс. долларов.

— Отдайте мне ее за полцены — 50 штук. Вот какую цену она для меня имеет.

Консультант улыбнулся.

— Да, да. Вы попали в точку. Это очень близко к той цене, которая реально была бы на открытом рынке. И именно поэтому рыночная цена на существующие облигации неизменно падает, когда существующая ставка процента идет вверх. Вот почему растущие процентные ставки являются главной угрозой для всех, у кого уже есть облигации. Не имеет значения, кто выпустил эти облигации — неизвестная компания или компания, входящая в список «Fortune 500», борющаяся за выживание городская администрация в каком-нибудь районе с хронической безработицей или Министерство финансов США — цены на все из них сбиваются вниз всеобщим ростом процентных ставок.

Линда недоверчиво спросила:

— Все это выглядит как-то теоретически. А реально это где-нибудь раньше случалось?

— Оо! Ко-неч-но да! В 1980 г. тридцатилетние облигации Казначейства стоимостью 10 тыс. долларов упали до 5500 долларов. В 1981 г. они же упали до 4300 долларов. А 1994 г. оказался худшим за всю историю годом для облигаций — и все в связи с ростом процентных ставок. Если вы решите держаться за свои облигации до истечения срока погашения, вы, без сомнения, вернете все вложенные в них деньги. Но тем временем вы из года в год будете получать от ваших облигаций низкие доходы.

Линда почувствовала растерянность. Она пришла сюда за советом относительно того, что покупать, но сейчас ей казалось, что этот консультант только и делал, что советовал ей, чего покупать не надо. Она пришла в поисках надежды, но ей казалось, что все, что он ей дал, было еще одним поводом для отчаяния.

— Вы все время говорите только об опасностях и несчастьях, — сказала она. — И это все, что вы видите?

Он задумчиво помолчал, затем мягко заговорил.

— Вы забываете об инвестиционных фондах, ориентированных только на Казначейство, о которых я вам говорил. В этих фондах ваш доход возрастает почти сразу же, как только повысятся процентные ставки. Чем больше вырастут процентные ставки, тем больше вы получите. — Кроме того, — продолжал консультант, — опасность — это одна из реалий нашего времени, но даже худшая из катастроф может оказаться благоприятной возможностью. Она может оказаться для вас благоприятной возможностью сделать себе состояние, а для страны — возможностью поправить свои дела. Как бы худо ни шли дела, мы выживем и, в конце концов, достигнем процветания.

— Это так, но вы только что говорили о надежных вложениях вроде государственных облигаций, которые падают в цене. Говорили о людях, продающих свои облигации из-за нужды, страха или зависти и еще бог знает от чего. Теперь мы это понимаем. Спасибо вам. Но как нам избежать этих трудностей?

— Именно так, как я вам объяснил раньше. Вы одалживаете свои деньги только тем, кто действительно заслуживает доверия, кто тратит деньги мудро, кто может почти наверняка вернуть их. Таким образом вы с самого начала решаете большинство проблем. Затем, чтобы решить остальные проблемы, доверяйте им только на короткое время. Например, вместо того чтобы одалживать ваши деньги на 30 лет, отдавайте их всего лишь на 3 года, на один год или даже всего на 3 месяца. Чем короче период, тем ниже риск, связанный с колебаниями цен. Если первоначальный срок составляет от 10 до 30 лет, вы получите «облигацию». Если он составляет отрезок времени от 1 месяца до 1 года, это будет «долговая расписка», или «вексель». Все, что выпускается Казначейством США на срок меньше года, называется «долговым обязательством». Из всего перечисленного самым надежным является долговое обязательство Казначейства, что возвращает нас к инвестиционным фондам, ориентированным только на Казначейство.

— Но ведь вы сказали, что как раз сейчас их процентные ставки ужасающе низки!

— Да. Но что вы предпочитаете — гарантированный, хотя и низкий, доход от долговых обязательств Казначейства или огромные потери на акциях?

— Конечно, низкий доход. Но мы не можем вечно сидеть на низких доходах. Что может подтолкнуть их к повышению?
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика