Как начать торговать на фондовой бирже Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи мира Торгуемые инструменты Как стать успешным спекулянтом Торговые стратегии Лучшие брокеры Forex Лучшие биржевые брокеры
Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

В своей книге доктор Мартин Д. Вайс описывает процесс принятия частными инвесторами решений об использовании различных финансовых активов в наиболее напряженных, сложных, но одновременно и самых многообещающих ситуациях – в периоды обвального падения рынка акций и облигаций, валютных кризисов, во время инфляции.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Глава 11. Выигрывающее меньшинство

В мире политики большинство выигрывает, а меньшинство теряет. В мире инвестиций все обстоит с точностью до наоборот, особенно на крутых виражах его исторического развития.

Многие из тех, кто поддался буму на рынке акций, могут оказаться раздавленными, когда в момент катастрофы толпа бросится к выходу. И наоборот, те немногие, кто владеет секретами получения прибыли во время кризисов, могут подчас заработать больше денег в моменты спада, чем большинство других заработали во время предшествовавшего ему бума.

Линда Дэдини происходила из семьи, знавшей больше других о бизнесе и финансах. И все же у них никто и никогда не говорил о кризисах, не говоря уж об извлечении из них прибыли.

Кризисы принадлежали к явлениям, существовавшим в строго определенном историческом прошлом, которые современное общество давным-давно научилось предупреждать. В самом худшем случае, кризис представлял собой некое отклонение, которое не могло длиться долго, и которое давало возможность быстро заключить сделки до того, как рынок снова начнет свой почти вечный подъем. Представление о возможности фактического зарабатывания денег в периоды спада было совершенно чуждо для большинства людей, включая Линду Дэдини. Классический способ зарабатывать на кризисах состоит в том, чтобы играть на понижение. Но этот термин «играть на понижение» не входил в число предметов, о которых она вообще когда-либо думала, разве что в разговорном смысле. «Никогда не играй сама с собой на понижение,» — говорила ее мать, а еще: «Всегда уважай свою семью; никогда не играй ею на понижение.» В данном контексте термин «игра на понижение», очевидно, обозначал неподходящую форму поведения.

До недавнего времени она оставляла бремя принятия решений об инвестициях своего капитала, в основном, на совести других людей, — например, ее брокера. Но сейчас опустошительные потери на рынке акций не оставили ей иного выбора, кроме самостоятельного углубления в науку инвестирования. Стоящий в гостиной телевизор, который обычно что-то бубнил на каналах «Disney Channel», «Nickelodeon» или MTV, теперь гудел, передавая беседы на канале CNBC. Домашнему коккер-спаниелю, любимым занятием которого, по утрам было рвать «Washington Post», теперь приходилось выполнять двойную работу — рвать как «Post» так и «Wall Street Journal».

Однажды вечером, когда Линда сосредоточенно просматривала стопку тестов по элементарной механике, ее внимание привлекли два слова, произнесенные в ток-шоу на канале CNBC: «кризис» и «прибыли».

О кризисе она знала все. Она сама пережила его. О прибылях она знала, что это — то, что обещал ей ее брокер, но так и не выполнил. Но «кризис» и «прибыли» в одном предложении? Такое сочетание показалось ей совершенно несуразным.

Она тут же забыла об этом, пристально посмотрела на стопку все еще не проверенных тестов, вздохнула и взяла в руки очередной лист: Физика, 1-й курс. Раздел 1 — Механика. Вопрос 1. Рычаг — это инструмент, который передает и изменяет силу, приложенную к двум его точкам, и поворачивается вокруг третьей точки. Привести три примера из вашей повседневной жизни и пояснить, как они соответствуют этому определению.

Вопрос был легкий. Отсутствие ответа в тесте могло бы означать только то, что студент предпочел сразу перейти к более трудным вопросам, для которых требовалось развитое умение решать задачи. Она прочла часть ответов. Лом, домкрат, катапульта, ложка при стрельбе из нее промокашкой... «Да!» или «Остроумно!» — писала она свои замечания на полях в то время, как где-то на заднем плане доносились звуки продолжающейся беседы на канале CNBC.

И вдруг, они прозвучали снова! Все те же два слова, вылетевшие из колонок, которые обычно извергали продукцию «Backstreet Boys» или Бритни Спирс: «кризис» и «прибыли» плюс еще одно слово — «рычаг».

Рычаг? На рынке акций? При катастрофе? Создание прибылей? «Хватит! — сказала она себе. — «Брось эти тесты и, хотя бы для разнообразия прислушайся-ка к тому, о чем там говорят!»

Однако, когда она отложила в сторону тесты и прислушалась повнимательнее, вместо объяснения, которое она надеялась получить, на нее полился новый поток жаргонных слов: «короткие позиции»... «обратные индексные фонды»... «пут-опционы»..., а затем, неожиданно, в третий раз «кризис!... прибыли»!

Нет нужды говорить о том, с какой темы началась ее следующая беседа с консультантом.

— Я абсолютно поражена тем, что услышала вчера о прибылях, получаемых во время кризисов, — сказала она, позвонив ему домой необычно рано. — Об этом говорили по телевизору. Сначала я не обращала внимания, но эти слова словно выскочили оттуда и схватили меня, когда я была погружена в свою работу.

Сначала ей показалось, что он был ошеломлен так же, как она.

— Заработать на кризисе? О чем вы говорите?

— Нет, это не совсем точно. Сначала я услышала слово «кризис», а затем они сказали что-то еще, а потом прозвучало слово «прибыли». Но это было сказано практически на одном дыхании. Я думаю, что индекс Dow упал позавчера пунктов на 300, правильно? Поэтому я сначала подумала, что они говорят о каких-то конкретных акциях, которые взлетели вверх, несмотря на спад рынка. Я поняла так, что они имели в виду получение прибыли, несмотря на общую катастрофу. Вот почему я позвонила вам прямо сейчас. Извините, что я потревожила вас так рано.

Консультант пропустил ее извинения мимо ушей, объяснив, что он ранняя пташка и что, в самом деле, разрешил ей звонить ему домой.

— О каких конкретно вложениях вы говорите? — спросил он.

— У меня нет об этом ни малейшего представления. Все, что я знаю, это то, что некоторые из них подскочили в цене в пять раз. Вы можете поверить в такое? 500% прибыли!

— Ну, это не совсем верно. Если стоимость акций возрастает в пять раз, то это фактически означает прибыль в 400%. Например, если стоимость вашего пакета повышается со 100 долларов до 500, то ваша прибыль будет равна 400 долларам, или 400% вашего первоначального вложения.

— Вот оно! — решительно сказала она. — Это именно то, что они сказали, или почти то. Были какие-то акции, о которых они говорили, что их стоимость подскочила от 100 долларов до 250. А еще одни подпрыгнули со 150 долларов до почти 800. И все это за один день! Мне ужасно нужно узнать больше об этих вложениях. Пожалуйста, скажите мне, что это? Советник немного подумал, прежде чем ответить.

— Есть только один вид инвестиций, которые могли возрасти в стоимости со 150 до 800 долларов в день кризиса. У них очень мощная отдача. Иначе говоря, подобно большому рычагу, потенциально они способны дать очень большие доходы при очень малых вложениях. Обычно они дешевы. А еще они очень изменчивы и спекулятивны — рассчитаны на скорую и легкую наживу, но могут быть и забавой при условии, что вы не придаете им чрезмерного значения. Но прежде чем я скажу вам больше, я должен знать: что вы хотите сделать? Какова ваша цель?

Она вздохнула.

— Я, в сущности, не знаю. Все, что я знаю, это то, что я напугана. Мы не должны ни при каких обстоятельствах продавать наш дом в горах. Мы не должны никогда вкладывать эти деньги в акции. Нам уже крепко досталось. После этого всякий раз, когда мы пытались отыграться, мы теряли еще больше. Мы должны быстро возместить наши потери, но как?

Она немного помедлила, закусив губу.

— Кроме того, у меня еще одна плохая новость. Помните, я рассказывала о моем деде и его портфеле ценных бумаг?

— Да.

— Мы так и не продали его. И причиной этого был не столько мой дед, сколько мои братья. Оба они врачи. Они знают о рынке акций не больше меня, но они считают, что знают все. По их мнению, продавать акции после того, как рынок уже упал, это все равно, что запирать сарай после того, как лошадь убежала. Они говорят, что мы должны покупать и дальше.

— А как насчет того списка, что я вам дал?

— Списка? Хм, не помню. Думаю, что никто не захотел взяться за это дело. Кроме того, я не хотела воевать с ними из-за этого, а они не хотели воевать из-за этого со мной. Так что мы оставили это дело, и оно как-то само заглохло. Я боюсь, что сейчас уже слишком поздно заниматься этим.

— Нет-нет, еще не слишком поздно. Совсем не поздно. Большая часть «голубых фишек» все еще ненадежна во многих отношениях. В этом портфеле слишком большая доля вложений в акции. Лучше позже, чем никогда.

— Еще одна плохая новость, — сказала она с грустью. — Врачи сказали, что дедушке осталось жить всего несколько недель.

— Что же хочет предпринять семья?

— Они... то есть мы... не знаю. Если мы продадим акции сейчас, налоги на прибыль с дохода будут огромные. Но это еще цветочки. Хотя мы обладаем некоторым влиянием, мы не имеем полного контроля над этим портфелем. Я думаю, что пройдут месяцы, прежде чем суд утвердит завещание. Мать говорит мне, что портфель упал в цене более чем на 10% только за последние две недели. Что нам делать? Просто сидеть и смотреть, как их стоимость стекает в канализацию, точно так же, как это произошло с нашими собственными вложениями в акции компаний телекоммуникационного сектора?

Консультант ответил обнадеживающе: — Вы ведь уже ликвидировали все акции в своем портфеле, верно? Вы уже перевели эти деньги в ценные бумаги Казначейства или во что-то равноценное, так? Да? Очень хорошо. Это снимет с вас огромную тяжесть. Вы остановили кровотечение. А теперь вы и ваша семья имеете перед собой две оставшихся цели.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика