Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

В своей книге доктор Мартин Д. Вайс описывает процесс принятия частными инвесторами решений об использовании различных финансовых активов в наиболее напряженных, сложных, но одновременно и самых многообещающих ситуациях – в периоды обвального падения рынка акций и облигаций, валютных кризисов, во время инфляции.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделай свой выбор!

Два пессимистических сценария дальнейшего развития событий

Спустя ровно 90 дней после того, как он отправил свою памятную записку Тамаре Бэлмонт, Оливер Даллес услышал сигнал своего компьютера о поступлении нового сообщения по электронной почте. Он проверил почту в программе Outlook и обнаружил письмо от Тамары. Тема была обозначена коротко — «Отчет», и он открыл его немедленно.

«Имеется приложение. Пожалуйста, откройте мой файл, закрытый с помощью согласованного нами ранее пароля. Там содержатся краткие тезисы моего отчета. У меня есть его полная версия в твердом переплете, с графиками и таблицами. С нетерпением жду возможности обсудить его с Вами лично.»

Приложенный файл имел заглавие «Сценарии». Он встал со стула, запер дверь, открыл файл с помощью пароля, и стал читать его на экране. Ниже следуют выдержки из него.

Сценарии худшего случая развития событий: Риски возникновения кризиса и польза от кризиса

Тезисы. Тамара Бэлмонт с сотрудниками

В силу противоречивых сигналов относительно текущего направления денежных, фискальных и нетрадиционных форм вмешательства правительства в экономические и финансовые рынки, невозможно составить единый и уникальный сценарий худшего варианта развития событий. Вместо этого, исходя из решений и действий лиц, делающих политику, предвидятся два пессимистических сценария.

Сценарий А. Короткий, но ужасный

Правительство проводит, в основном, политику невмешательства. Оно не растрачивает драгоценные ресурсы на поддержку обанкротившихся учреждений частного сектора. Оно не пытается искусственно поддерживать рынок акций. Не наводняет банковскую систему избыточным количеством денег и не снижает без разбора налоги. Оно не контролирует валютный рынок для предотвращения валютного краха и бегства капиталов. Вместо этого оно сосредоточивается почти полностью на осмысленных структурных реформах, чтобы восстановить доверие инвесторов и потребителей. Лидеры обеспечивают полную и честную открытость относительно серьезности спада и возможных потерь, которые он может вызвать.

Последствия. В результате огромных долгов, низкой ликвидности и взаимопереплетения сложных договорных обязательств, волны финансовых и нефинансовых банкротств среди корпораций временно парализуют мировую экономику.

Падение стоимости акций США достигнет примерно того же масштаба, как в 1929-1932 гг. Обвал рынка загонит экономику в депрессию продолжительностью от 3 до 5 лет. Безработица превысит 10%. На большинстве финансовых рынков ликвидность вообще временно исчезнет — даже в отношении таких ликвидных ценных бумаг, как акции «голубых фишек» и долгосрочные государственные облигации.

Чтобы покончить с кризисом, потребуется, возможно, объявить общенациональные банковские и рыночные каникулы продолжительностью в одну-две недели. Однако через разумный промежуток времени последует экономическое оздоровление.

Сценарий Б. Долгий и тревожный

В страхе перед более обширным коллапсом правительство решительно и часто вмешивается в затянувшуюся войну с кризисом. Оно периодически выручает банки, брокерские фирмы и другие корпорации, считающиеся «важными» в структуре финансовой системы. Оно старается прямо и косвенно поддерживать финансовые рынки масштабными закупками акций и облигаций, выпущенных корпорациями. Оно наводняет банковскую систему деньгами и дико сокращает налоги. Оно начинает строго контролировать валютный рынок, чтобы воспрепятствовать вывозу капитала из страны и предупредить крах доллара. Оно откладывает назревшую реформу и засовывает под сукно реальные структурные проблемы. Лидеры продолжают верить, что действуют в лучших интересах страны, отгораживая общественность от информации, которая могла бы вызвать озабоченность и страх.

Последствия. Спад растягивается на много лет, с несколькими кратковременными подъемами, пробуждающими неоправданные надежды и ожидания, за которыми следуют дальнейшие спады. После затянувшегося, по крайней мере, на десятилетие кризиса, ликвидные ресурсы страны оказываются исчерпанными, а ее способность к восстановлению истощена.

<a href="https://www.instaforex.com/ru/?x=MAN">Forex portal</a>

Курс акций США продолжает зигзагообразно изменяться, с множественными долговременными периодами промежуточного подъема, захватывающими дополнительные средства инвесторов и еще больше истощающими накопления домохозяйств. Однако к концу этого длительного общего спада средние рыночные показатели колеблются приблизительно на том же уровне, что и в сценарии А — с уровнем убытков, соответствующим периоду с 1929 по 1932 гг.

Однако падение экономики окажется гораздо более глубоким, чем в сценарии А. Его глубина проявится не только в процентах сокращения реального внутреннего валового продукта, но и в долговременном структурном уроне для производительности и психологии масс.

Для большинства граждан потери от экономического спада будут менее суровыми в краткосрочном масштабе, но гораздо большими в долгосрочном. Социальные и политические последствия спада окажутся более масштабными, еще сильнее осложняя задачу восстановления экономики.

Многие рынки — как внутри страны, так и во всем мире — фактически закроются на протяженные периоды времени в результате хронического финансового паралича и социального брожения. В конце концов, мировая экономика восстановится, но только после темного периода, который продлится несколько десятилетий.

Оливер Даллес прочитал Тезисы четыре раза, сопровождая чтение ворчанием, прежде чем отвернулся от монитора. Это он в свое время помог разоблачить махинации с бухгалтерской отчетностью. Именно он помог раскрыть огромный дефицит федерального бюджета и потенциальную опасность пузыря рынка акций. Так что страшные сценарии были ему не в диковинку. Кроме того, в начале своей карьеры, которая так и не расцвела, он серьезно и страстно изучал психологию. Поэтому он понимал, что такое безумие толпы. Он знал, как она может вывернуть наизнанку почти любую экономическую теорию.

И все же, он не был готов к такому!

В обоих сценариях рынок должен был упасть приблизительно так же, как это было в 1929-1932 гг. И сколько же это будет? Около 90%. И на какой отметке окажется индекс Dow? Чуть выше 1 тыс.? Абсолютно невероятно для нашей современной экономики, подумал он.

В обоих сценариях предусматривается частичный или полный развал банков и финансовых рынков. Когда это произошло в последний раз? Когда ФБР закрыло все банки в 1932 г.? Столь же невероятно!

При первом чтении ему было ясно, что сценарий Б был еще хуже, чем сценарий А. По крайней мере, в «короткой, но ужасной» версии еще теплилась надежда. В «долгой и тревожной» было гораздо меньше надежды, даже предполагались «темные десятилетия». Что она подразумевала под этим?

Он сразу же попросил ее прийти к нему в кабинет и приготовился задавать вопросы об аргументации ее выводов. Когда она пришла, он вскочил и торопливо убрал с гостевого стула стопки бумаг, чтобы она могла сесть. Затем стал просто смотреть на нее, покачивая головой, то ли улыбаясь, то ли ухмыляясь.

— Что это вы прислали мне? — спросил он, наконец. — Вы что, с ума сошли?

— Вы просили составить сценарий для самого худшего случая, разве не так?

— Конечно, но если бы вы тщательно прочитали мои инструкции, то заметили бы, что моя просьба имела в виду разумный сценарий для самого худшего случая. Как вам это в голову пришло? — Он улыбнулся.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика