Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

В своей книге доктор Мартин Д. Вайс описывает процесс принятия частными инвесторами решений об использовании различных финансовых активов в наиболее напряженных, сложных, но одновременно и самых многообещающих ситуациях – в периоды обвального падения рынка акций и облигаций, валютных кризисов, во время инфляции.

Какой  Форекс-брокер  лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделайте  свой выбор!

Меньшее из зол

Даллес размышлял над дилеммой. То, что говорила Тамара, было столь верно, что, вероятно, ни один экономист не мог бы не согласиться. Очевидно, что дефляция была меньшим из зол, и для людей, имеющих накопления или устойчивый заработок, она могла принести с собой значительные преимущества. Тем не менее на высочайших вершинах Вашингтона, Уолл-Стрит или Мэйн-Стрит дефляция казалась самой страшной из экономических сил. Он знал почему. Людям, обладающим властью, есть что терять гораздо в большей степени, чем средним гражданам, у которых к тому же есть возможность не потерять, а даже приобрести.

— Как же дефляция действует в вашем коротком, но ужасном сценарии? — спросил Даллес.

— Падение цен, которое вы наблюдали в некоторых секторах экономики, начинает распространяться. Я уже рассказала вам раньше о порочном круге «банкротство—дефляция». Так вот, в этом порочном круге ничто не может избежать падения цен. Оно затрагивает даже такие предметы, стоимость которых, по мнению многих, никогда не снижается — визит к доктору, обучение в колледже, билет на метро в Нью-Йорк Сити.

— Это напоминает мне кое о чем, — заметил Даллес. — Я попросил вас привести дополнительные свидетельства о связи дефляции и банкротств, но вы так и не дали ответа.

— Извините. Вот газетная вырезка, не очень старая. Позвольте мне прочесть короткую выдержку: «По мере того как количество заявлений о банкротстве, поданных общественными компаниями, растет, приближаясь к рекорду, компании все в большей степени вынуждены прибегать к ликвидации вместо реорганизации... чтобы продать части своего бизнеса тем, кто предлагает самую высокую цену.»

— А когда это было напечатано?

— 11 ноября 2001 г. Видите? Уже тогда дефляция начиналась в нескольких секторах. Вместо того чтобы прибегнуть к банкротству как к средству улучшения своего бухгалтерского баланса, многие компании просто закрывались и распродавали свои активы. Они продавали свои материально-производственные запасы, дебиторскую задолженность, недвижимость, оборудование, мебель, технологии, списки клиентов — все и почти за любую цену.

— А дальше?

— А дальше в сценарии А этот вид продажи создает дефляцию худшего вида — ту, которая распространяется с яростью лесного пожара. Этот вид дефляции захватывает врасплох даже самых умных экономистов. Но такая дефляция проходит сравнительно быстро. А как только она проходит, кризис действительно заканчивается — не остается никаких скрытых мин, которые могут взорваться спустя месяцы или годы.


Знаете ли Вы, что: через брокерские организации Binary.com и Binomo Вы можете торговать бинарными опционами в режиме 24х7 (без выходных).


Даллесу снова припомнились времена его бухгалтерской деятельности.

— Так что в долгосрочном плане такая дефляция есть явление положительное. Я это понимаю. Но разве не может она играть положительную роль в короткие отрезки времени? Скажем, я занимаюсь каким-нибудь бизнесом. Не значит ли это, что я могу рассчитывать на более дешевую рабочую силу, более низкие затраты на материалы?

— Кратковременная дефляция — вредна, долговременная — полезна.

Даллес на мгновение закрыл глаза. Тамара права, — подумал он. — На каждый доллар снижения расходов типичное предприятие должно потерять 2, 3 или 4 доллара прибыли вследствие дефляции.

Бухгалтер-эксперт вспомнил одного производителя компьютерных серверов, с которым они одно время консультировались. Сам он не входил в команду аудиторов, но был знаком с цифрами.

В один год на одной конкретной производственной линии этот изготовитель производил в среднем 1 тыс. единиц в месяц, которые продавал по цене около 4 тыс. долларов за каждую единицу. Объем месячных продаж составил 4 млн долларов.

На следующий год продавалось только 400 единиц в месяц — 30%-ное снижение по сравнению с предыдущим годом. Это уже было довольно плохо, но затем пришла дефляция. Компания была потрясена 50%-ным снижением средней цены за каждую единицу продукции, то есть убытком в 2 тыс. долларов на каждую единицу. В результате доходы были загублены, упав с 4 млн долларов до жалких 1,4 млн.

Конечно, стоимость комплектующих тоже упала. Но затраты на маркетинг и накладные расходы едва сдвинулись с места. Если раньше, когда серверы продавались по цене 4 тыс. долларов за штуку, общие затраты производителя на единицу продукции составляли 3500 долларов — то есть прибыль на единицу составляла 500 долларов, то теперь, хотя серверы продавались по цене 2 тыс. долларов, затраты на единицу продукции по-прежнему равнялись 3 тыс. долларов — убыток в 1 тыс. долларов при каждой продаже. Чем больше предприятие производило серверов, тем больше оно теряло. «Мы теряем деньги, но мы компенсируем эти убытки за счет увеличения объема продаж» — такова была установка компании для широкой публики. Потеря денег, но компенсация этой потери за счет объема? Какой же старой калошей было такое объяснение! И все же это было типично для того, что происходило в технических отраслях промышленности в 1990-х гг. А сейчас короткий, но ужасный сценарий, сформулированный Тамарой Бэлмонт, говорил об общей картине, постепенно распространяющейся на всю экономику. Впервые Даллес почувствовал, что может полностью согласиться с возможностью такого сценария. Он попросил Тамару сделать ему три экземпляра ее полного отчета, объяснив ей, что собирается пойти с ним к самому Джонстону и весьма подробно обсудить все пункты. Она, казалось, была очень довольна и ушла в свой кабинет.

Даллес повернулся на своем вертящемся кресле и стал смотреть через окно на 14-ю улицу. Как лучше всего подойти с этим отчетом к Джонстону? Очевидно, это должна быть тема дефляции цен в технологическом секторе. Это был конек Джонстона. Он знал об этой теме все, и в прошлом они часто ее обсуждали. Еще до того, как Джонстон ушел из UCBS, дефляция цен в технологическом секторе начала проникать во все возможные подразделения компании — и, вероятно, все еще продолжала опустошать компанию при новом руководстве.

И все же большинство людей, работающих вне отрасли, — и даже многие внутри отрасли, не понимают, насколько серьезным могло оказаться для компании падение цен в технологическом секторе. Они не понимают, что этот фактор уже сыграл однажды важную и разрушительную роль. Именно он лежал в основе худшего со времен Великой депрессии коллапса в прибылях корпораций (когда каждый пенни из всех прибылей, полученных 4200 с лишним компаниями, включенными в Nasdaq, после середины 1994 г., был уничтожен) и привел к величайшим убыткам отдельного предприятия в мировой истории (JDS Uniphase и AOL) и к самому быстрому в истории уничтожению капитала инвесторов (5 трлн долларов пропало в Nasdaq всего за 11 месяцев).

Он снова взглянул на оставленный Тамарой график, показывающий общее падение корпоративных прибылей компаний, входящих в индекс Nasdaq. Одной из причин краха явились, конечно, манипуляции с бухгалтерской отчетностью. Начать с того, что прибылей там и не было. Поэтому, когда выплыли на свет разоблачения бухгалтерских манипуляций, мираж рассеялся, как туман под лучами солнца. Но дефляция все же была вторым крупным фактором — фактором, о котором говорили немногие.

Дефляция была кошмаром технической индустрии. Теперь, в коротком, но ужасном сценарии, она должна была стать кошмаром и для других отраслей промышленности — автомобильной, приборостроительной, в строительстве и даже в сфере услуг. Это будет шоком, который одновременно станет лекарством от кризиса.

Тамара связывала дефляцию с банкротствами, и Даллес интуитивно чувствовал, что она попала как раз в точку. И в самом деле, оглядываясь назад, он вспомнил, что большая часть обанкротившихся компаний, которые он знал как консультант, были поражены дефляцией в той или иной форме. У них были большие долги, сроки выплаты по которым истекали с каждым днем. Но они кое-как справлялись с этим. Однако они рассчитывали на все более высокие цены и все более высокие доходы, чтобы оплатить эти долги. А затем — словно столкнулись два встречных грузовых поезда: долги и дефляция. И компании полетели под откос.

Его мысли вернулись к некоторым из его собственных исследований — не распутанные клубки, которые когда-то озадачивали его, теперь стали приобретать осмысленное решение.

Не удивительно, что столь многие компании, выпускавшие облигации с высоким рейтингом типа ВВВ, были впоследствии понижены в рейтинге ниже инвестиционного уровня (ВВ и ниже) — American Greetings, Providian Financial, Lucent Technologies, Royal Caribbean Cruises, AMR, Delta, плюс десятки других зарегистрированных компаний.

Не удивительно, что многие компании, выпустившие бросовые облигации, прекращали платежи, оставляя рекордные долги! Компания Bethlehem Steel не выплатила 179 млн долларов по облигациям, выпотрошив портфели тысяч инвесторов. Компания Swiss Air не выплатила 1,5 млрд долларов, уничтожив состояния других тысяч несчастных. Chiquita, производитель бананов, прекратила платежи, оставив долгов на 700 млн долларов. Компания Metricom, оператор беспроводной связи, оставила долгов на 300 млн долларов в высокодоходных 13%-ных облигациях, срок оплаты которых истекал в 2010 г. Очевидно, 13% звучали для тысяч инвесторов как музыка. Но что хорошего они принесли им? Они так и остались невыплаченными!
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика