Как начать торговать на фондовой бирже Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи мира Торгуемые инструменты Как стать успешным спекулянтом Торговые стратегии Лучшие брокеры Forex Лучшие биржевые брокеры
Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

В своей книге доктор Мартин Д. Вайс описывает процесс принятия частными инвесторами решений об использовании различных финансовых активов в наиболее напряженных, сложных, но одновременно и самых многообещающих ситуациях – в периоды обвального падения рынка акций и облигаций, валютных кризисов, во время инфляции.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Злоупотребления правами инвесторов со стороны брокеров

Дюбуа не имел ни малейшего представления, что он найдет на веб-сайте NASD. Он набрал адрес и нажал клавишу Enter.

Как только появилась главная страница сайта, его внимание привлекла верхняя часть средней колонки с надписью «Проверить информацию о брокере/консультанте». Он щелкнул по ней мышью, затем выбрал пункт «Программа публичного раскрытия информации NASD».

Еще после нескольких щелчков он замер. Прямо ему в глаза с экрана монитора смотрело нечто отвратительное, бросающее ему вызов и преследующее его. Для обычного человека это была всего лишь форма для заполнения, куда следовало внести фамилию, имя, второе имя и т. д. Но для Дюбуа это была самая страшная веб-страница, которую он когда-либо встречал. Он встал со стула и стал ходить по комнате, глубоко дыша, словно накачивал себя энергией перед спринтом на беговой дорожке. Наконец, он снова сел, и с трепетом стал вводить в соответствующие поля данные о самом себе:

Фамилия брокера: ДЮБУА
Имя брокера: ДЖЕЙМС
Текущая или бывшая брокерская фирма,
в которой Выработаете или работали: Harris & Jones

Слева внизу на экране появилось указание: «Начните поиск данных о брокере», — и ему показалось, что оно издевается над ним! Он попробовал смотреть пристально, но надпись даже не мигнула. Она просто с вызовом смотрела на него. Был только один способ заставить ее убраться прочь. И он щелкнул по ней.

В течение минуты или двух ничего не происходило, и он расслабился. Какое облегчение! Никаких отчетов в базе данных о некоем Джеймсе Дюбуа. Однако через несколько минут он получил от nasdr.com электронное письмо. Он открыл его, и вот, прямо перед ним, появился список некоторых действий регулирующих органов и инвесторов, которые были предприняты против него. Список содержал массу — хотя и не всю — его грязного белья, случаи, когда он вел по счетам своих клиентов торговлю, превышая объем средств, много случаев, когда он уговаривал клиентов вложить деньги в бесперспективные предприятия, и многое другое.

— Вот дрянь! — громко произнес он. Любой инвестор мог отыскать эту информацию о нем или любом другом зарегистрированном брокере. Этот материал был, очевидно, помещен на сайт www.nasdr.com давным-давно, и все же он никогда не знал даже о существовании этого сайта!

У Дюбуа задрожали руки. Чтобы успокоиться, он снова стал повторять свою мантру: «Это все система. Это система. Это система.»

Именно система так жестко гнала его продавать, рассуждал он. — Именно тактика продаж заставляла его подчас выходить за рамки. Именно менеджеры по продажам из системы каждый день заставляли их сделать «большой омлет». Затем, время от времени, к ним приходили сотрудники внутреннего надзора и настоятельно советовали им «не разбить ни одного яйца». Но как, черт побери, можно было приготовить омлет, не разбив яиц?

Насколько это подрывает его репутацию? Дюбуа обдумал этот вопрос и скоро вздохнул с облегчением, дойдя до мысли о том, что даже он не знал, что эта информация существует. А сколько простых людей может это знать? Практически никто!

Второй его мыслью было узнать, насколько обширен «черный список» этого сайта? Когда он нашел ответ, он улыбнулся про себя: там были тысячи брокеров, которые допускали столько же — или даже больше — нарушений. На самом деле, согласно старому исследованию GAO (Главного бюджетно-контрольного управления) 1990-х гг., которое он нашел, их было, по крайней мере, 10 тыс. И в это число не входили сотни тысяч, которые никогда не были пойманы на нарушениях или были наказаны неофициально. Он явно не был одинок, и это доставило ему большое удовольствие.

Далее он решил навести справки о компании Harris & Jones в целом. Конечно, веб-сайт NASD давал аналогичные возможности получения информации о самих брокерских фирмах. Но на этот раз вместо электронного письма он получил толстый пакет через почту первого класса, содержащий сотни страниц и перечислявший все дела, возбужденные против компании Harris & Jones, начиная с 1950-х гг. Даже работая в этой сфере, он не мог себе представить всего этого. Эта информация не давала ни малейшего представления о том, насколько законными или незаконными были действия компании. Из этих данных никак нельзя было узнать, какие ее действия были плохими, а какие допустимыми. Было даже трудно определить, был ли исход каждого судебного случая победой, потерей или уроком для брокера.

<a href="https://www.instaforex.com/ru/?x=MAN">Forex portal</a>

Дюбуа рассмеялся. Это было действительно смешно. Ему стало более чем очевидно, что ни у него, ни у фирмы не было абсолютно ничего, о чем стоило бы беспокоиться. Немногие инвесторы посетили бы сайт NASD, но еще меньшее их число могло иметь хоть какое-то представление о том, как можно использовать эти данные. Неясно было лишь то, как ему теперь доложить Даллесу об этих своих выводах. Некоторое время он бился над этой дилеммой, а затем послал ему следующее электронное письмо:

Дорогой мистер Даллес,

Информация, имеющаяся на сайте nasdr.com, имеет незначительное практическое значение для инвесторов. Если инвесторы найдут сведения о конкретном брокере или о брокерской фирме, они никак не смогут сделать выводы о том, что это на самом деле значит или что делать с этой информацией. Если у Вас есть для меня какой-нибудь другой проект, я был бы рад оказать Вам помощь в его выполнении, но этот проект — пропащее дело. Я советую Вам оставить мысль о том, чтобы использовать информацию этого веб-сайта. Это было бы просто потерей Вашего времени, а также времени Ваших инвесторов.

Искренне ваш,
Джеймс Дюбуа

На следующее утро, когда Даллес прочел электронную почту, он был ошеломлен. Чиновники из NASD заверили его, что их сайт дает «полное раскрытие информации» и является «крупнейшей и очень ценной справочной службой для инвесторов».

Через два дня, вооруженный еще и результатами другого, выполненного внутренним экономистом-аналитиком исследования по анализу технической осуществимости данного проекта, Даллес вошел в кабинет Джонстона.

— У нас появилась серьезная дилемма, — заявил он. — Я знаю, что вы хотите помочь инвесторам получить информацию о своих брокерах до того, как они вступят с теми в деловые отношения. Вы правы в отношении важности и необходимости наличия таких ресурсов. Но проблема в том, что отдельным лицам почти невозможно извлечь из этих ныне открытых данных что-либо практически ценное.

Джонстон был крайне огорчен.

— Вы разве не понимаете, что сейчас наступил уникальный и опасный период в истории рынка акций? — задал он риторический вопрос.

— Конечно, — ответил Даллес.

— Вы понимаете, что брокер является основным звеном между рынком акций и населением, не так ли?

— Конечно.

— Тогда вы должны также понимать, что если это звено слабое, то будет крайне трудно восстановить доверие инвесторов, укрепить рынок и увидеть когда-нибудь действительное оздоровление нашей экономики.

— Да, но...

— Никаких но. Предложите какую-нибудь альтернативу.

Даллес сказал, что есть только три варианта. Они могут обратиться с просьбой к NASD, чтобы те сами решили эту проблему, и молиться, чтобы их специалисты сделали что-нибудь до того, как кризис закончится и будет слишком поздно, чтобы помочь большинству вкладчиков. Они также могут поручить своему собственному персоналу бросить все, над чем они работают, и следующие пять лет двадцать четыре часа в сутки CECAR не сможет заниматься ничем другим, кроме этой работы. Или они могут дать инвесторам чрезвычайно подробные инструкции и надеяться, что те смогут сами кое-как в них разобраться. Даллес чувствовал, что поступил правильно, охарактеризовав весь этот проект как безнадежный.

Джонстон с минуту сидел, глубоко задумавшись, затем ответил:

— Замечательно! Давайте выполним все три!

— Но, Пол, это же не вып...

— Сделайте это!

— Ладно, — цинично согласился он. — А как насчет остальных двух вопросов — финансовой безопасности и советов инвесторам?

— И это тоже сделайте! Вы недооцениваете себя. Вы недооцениваете наш персонал. Но знаете, что вы больше всего недооцениваете? Важный и срочный характер этого проекта для миллионов инвесторов! Я знаю, что вы найдете способ. Просто выполняйте!

У Даллеса не было другого выхода, кроме как согласиться. В течение следующих месяцев он подобрал преданный делу персонал и создал отдельный Департамент мониторинга брокеров. Дал задание специалистам по обработке данных загрузить текстовые данные NASD, послав туда тысячи запросов по электронной почте один за другим, и затем тщательно обработать документы. Он нанял двух программистов — знатоков Visual Basic, мастеров своего дела, в надежде найти какие-нибудь автоматические способы извлечения цифровых данных из текстовых файлов NASD. Он нанял внешнюю лоббистскую фирму для исследования системы работы NASD. Нанял специалиста, который пообещал, что сможет перевести очень сложные задачи в простые, создать пошаговые инструкции, доступные для понимания среднего инвестора. Затем он проделал то же самое снова, чтобы охватить и два других вопроса — советы брокеров и их безопасность.

Еще на середине выполнения проекта полученные к тому времени результаты анализа были отправлены на сайт с адресом cecar.org и представлены в виде нижеследующего текста.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика