Как начать торговать на фондовой бирже Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи мира Торгуемые инструменты Как стать успешным спекулянтом Торговые стратегии Лучшие брокеры Forex Лучшие биржевые брокеры
Binomo
Кохен Д. Психология фондового рынка: страх, алчность и паника

В данной книге автор отстаивает точку зрения, согласно которой для понимания рыночных механизмов, необходимо понимать относящуюся к этой сфере психологию. Оказывается, без учета таких факторов, как алчность, страх, потребность в защищенности, информационная перегрузка, боязнь математики, давление со стороны людей своего круга, излишний оптимизм, восприятие технологических изменений и т.п., Ваш рыночный анализ не будет достаточным.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Глава 10. Честность, жульничество и коэффициент финансового интеллекта

Подобрать последние мудрые слова никогда не было легким делом. На протяжении всей книги я доказывал, что было бы упрощением считать психологию рынка всего лишь продуктом алчности, страха и стадного инстинкта. Рынок – значительно более сложный зверь, Брокеры – и, пожалуй, особенно британские – любят цитировать эту формулу, поскольку многие из них вышли из среды и культуры, в которой к психологии относятся с подозрением, а психоанализ считается уделом слизняков. Я приводил случаи эксцентричного, а иногда и ненормального поведения в финансовом сообществе. Наиболее наглядными примерами такого поведения являются широко освещавшееся в прессе дело Питера Янга (брокера, обвинявшегося в мошенничестве и появившегося в суде в женской одежде) и случай в фирме Turnell & Tokyo, руководители которой заставляли одного из своих брокеров носить форму нациста. Этот брокер был евреем. Фирма доказывала, что это было шуткой, зашедшей слишком далеко, но всего лишь шуткой. Иным способом они развеселиться не могли. Многие женщины, работающие в Сити, тоже неоднократно жаловались на сексуальные домогательства. Одним из объяснений всех этих случаев может быть стресс, симптомы которого проявляются у брокеров и других людей в условиях экстремальных нагрузок.

Но у инвесторов они вызывают вопрос: "А не являются ли эти случаи только верхушкой айсберга, и следует ли нам доверять свои деньга людям в таком состоянии стресса?"

Хотя я ставил перед собой цель исследовать психологию рынка, некоторые результаты оказались для меня неожиданными, а некоторые откровенно психологическими. Во-первых, стало абсолютно ясно, что ценные бумаги не являются просто неодушевленными предметами или сертификатами, поскольку мы придаем им эмоциональную оценку. Во-вторых, подсознательные факторы и восприятие, похоже, влияют на наше финансовое поведение. Я не фрейдист, но меня поражает сила его анализа жаргона, относящегося к деньгам и акциям.

Но наиболее удивителен, пожалуй, тот факт, что сильные эмоциональные ассоциации, вызываемые некоторыми акциями (см. отличительные особенности "мокрых" и "сухих" акций, показанные в главе 9), находят отражение в показателях коэффициента цена/прибыль (PER), который является результатом трезвой оценки. А "влажность" акций, похоже, влияет на их динамику.

В начале 2001 года рынок был более "медвежьим", чем в любой период с 1987 г. Понимание отличительных особенностей "мокрых" и "сухих" акций может оказаться очень полезным в таких рыночных условиях, особенно когда у "молодых" (по определению Хью Пристли и Эндрю Смитерса) брокеров отсутствует опыт "медвежьих" рынков. В этом контексте ощущение степени "влажности" акций может оказаться очень полезным.

Когда я закончил эту книгу, акции Marks & Spencer подскочили вверх, Приход на работу в компанию специалиста по дизайну Джорджа Дэвиса, основавшего компанию Next, вызвал в начале 2001 года скачок бумаги на 10%. 3 февраля 2001 года показатель PER составлял 29,2, а сами акции M&S котировались на уровне 240 пенсов. Это всего на 10 пенсов ниже уровня, на котором они были 8 декабря 1999 г. Несмотря на очень неудачный год и катастрофические результаты рождественского торгового сезона, малейший проблеск надежды привел к резкому росту в высшей степени "мокрой" бумаги.

Я также сделал для себя еще три вывода. Во-первых, почти никто из аналитиков не говорил о росте этических соображений при инвестировании, что является интересным вопросом, поскольку многие люди стремятся к хорошим вложениям, но в то же время не хотят, чтобы их сбережения шли на финансирование определенных компаний. Во-вторых, многие консультанты по вопросам управления будут удивлены относительно узкими критериями, используемыми финансовыми аналитиками для оценки компаний. Похоже, можно сделать вывод, что их не особенно беспокоит моральное состояние персонала компании и мнение потребителей об этой компании. Для них главное практический результат. Исключения есть. Хорошо известная брокерская фирма Schroders начала в 2001 году рекламную кампанию, в которой подчеркивалось, что помимо итоговой строки счета прибылей и убытков в отчете компании, они также уделяют внимание ее персоналу. Весь тон этой рекламной кампании имея целью убедить инвестора, что трезвомыслящие сотрудники Schroders владеют особой информацией. Сотрудники фирмы нанесли более двух тысяч визитов в различные компании. В действительности большинство таких презентаций доступно всем аналитикам, работающим в Сити, поэтому команде Schroders вряд ли удалось увидеть что-либо, скрытое от других.

И третий вывод – это растущая проблема жульничества, которой, возможно, уделяется не столь большое внимание, какого она заслуживает. Для прессы финансовая реклама является очень прибыльным делом. Я не утверждаю, что это оказывает влияние на содержание публикуемых материалов, или что газеты и журналы замалчивают некоторые факты. Однако практически вся финансовая пресса пронизана идеей целесообразности инвестирования. Людям необходимо откладывать деньги (в особенности на старость), и они должны что-то делать с отложенными деньгами. По существу, финансовые рубрики утверждают, что выбор, в зависимости от вашего вкуса, ограничивается лишь акциями, паевыми инвестиционными фондами и пенсионными схемами, привязанными к акциям.

А тем временем, в последние несколько лет мошенничество и жульничество в управлении финансами разрослись до невиданных ранее масштабов, в результате чего как всегда обманутыми и ограбленными оказались бедные и алчные простофили. В этой книге я приводил такие примеры, как история Хью Ивза и судебные разбирательства в отношении Питера Янга, колонки "Городские пижоны" и могучего фонда Equitable Life. Теперь в Соединенных Штатах появились обвинения, что в обмен на взятки некоторые инвесторы получали приоритет при первичном размещении на рынке новых выпусков. Все это только увеличивает мою уверенность, что инвесторы могут использовать психологию в ее наиболее традиционном предназначении – для наращивания своих возможностей и воспрепятствования экспертам внушать благоговейный страх. Профессионалы Сити должны делать больше, а не просто провозглашать: "Мы понимаем в деньгах, а вы нет. Поэтому отдайте ваши наличные нам".

В действительности мои беседы с профессионалами рынка показывают, насколько разные у них подходы к инвестированию. Об успехах рассказывают почти все, а о провалах лишь немногие, и это вполне понятная позиция для бизнеса, в котором эксперты вынуждены продавать свои услуги. Но инвесторы должны осознавать, что у брокеров нет ответов на все вопросы. Для любого инвестора очень важно чувствовать уверенность при контакте с брокерами и уметь задавать им трудные вопросы. Одним из способов достижения такой уверенности является хорошая информированность и понимание уровня своего собственного финансового интеллекта.

И мы вправе спросить, с какой стати инвесторы должны безгранично доверять профессионалам Сити, когда средние показатели их управления нашими средствами столь слабы? Только Хью Пристли из компании Rathbone решился противостоять следующему вопросу, столь трудному для брокеров, трейдеров и аналитиков. Почему у них такие слабые результаты? Несмотря на огромное количество фактов, Пристли продолжал доказывать, что при активном управлении все же возможно добиться лучших результатов, чем у индексных фондов. Поэтому, прежде чем поверить в блистательный послужной список брокера, расспросите его очень тщательно.

Я хочу ненадолго вернуться к работе Хилтона (Hilton, 1998). Он утверждает, что Сити следует хорошенько изучить психологию, чтобы научиться подавать себя на рынке. Институциональные инвесторы должны больше анализировать, как они предлагают свои услуги и продукты. Одна из тем, особо затронутых в работе Хилтона, касается риска и выгоды. Хилтон обращает внимание на тот факт, что инвесторов, похоже, стали очень привлекать инвестиционные предложения, ограничивающие убытки, а в действительности, лишь создающие такое впечатление. Однако мой личный опыт ознакомления с финансовой рекламой показывает, что, как и прежде, внимание следует уделять мелкому шрифту и тарифам. Финансовые организации не будут гарантировать инвесторам ограничение потерь, если на смогут на этом заработать. Лидеров по убыткам в Сити не существует.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика