Главная Виды бирж Крупнейшие фондовые биржи Торгуемые инструменты Торговые стратегии Лучшие брокеры
Лучший Форекс-брокер Альпари
Коппел Р. Быки, медведи и миллионеры. Хроники биржевых сражений

Книга, рассказывающая о том, как люди становились трейдерами и управляющими крупными фондами. Какие взлеты и падения они переживали, где находили силы и черпали вдохновенье для новых побед! Прочтя книгу, понимаешь, что легких денег не бывает. И те, кто добился успеха – не просто везунчики, а профессионалы, обладающие большими знаниями, опытом и колоссальным самообладанием.

Какой  Форекс-брокер  лучше?          Альпари          NPBFX          ForexClub          Сделайте  свой выбор!

Глава 18. Трудные времена и проигрыш. Брайан Джиндофф

Господин Джиндофф – сценарист, проживающий в Лос-Анджелесе. Калифорния. Jo этого он был президентом «Дел Рэй Инвестмент Менеджмент».

Вопрос: Что в первую очередь привлекло Вас в биржевой торговле?

Брайан: Я с этим вырос. Мой отец был бухгалтером-экспертом, который по-настоящему обожал фондовый рынок. За обедом мы часто говорили о фондах, которыми он владел или о рынке в целом. Думаю, у меня это в крови. Он подталкивал меня к тому, чтобы я покупал и продавал акции и проводил собственные исследования. Так что интерес явно зародился в раннем возрасте. Это была одна из тех вещей, которая была общей для нас с отцом в наших взаимоотношениях.


Знаете ли Вы, что: Форекс-брокер Exness предлагает своим клиентам более 80 вариантов выбора валюты счета, в том числе метало-валютные счета.


Вопрос: У Вас есть какие-то воспоминания, выделяющиеся среди других, которые, возможно, были важны для Вас, для Вашей торговой биографии?

Брайан: Да, была одна сделка, которая определенно оказала длительное воздействие. Мой отец был очень хорошим инвестором в «Питер-Линч-Уоррен Баффитт моулд». Он много знал о компаниях, которые покупал, он был в них очень уверен и ему нравилось удерживать их вечно. Однажды в середине 60-х, когда я все еще учился в школе, я познакомился с брокером, который вел свои собственные графики и покупал быстрорастущие компании по мере того, как акции выходили на новые высшие точки. В то время это было довольно радикально, но во время великого бычьего рынка начала 60-х он удивительно преуспел.

Вопрос: В то время брокеры с графиками имели приблизительно такую же репутацию, как предсказатели будущего и астрологи.

Брайан: Совершенно верно. На самом деле он делал многое из того, что Уиллиам О'Нейл привел для всех в систему много лет спустя. В любом случае, я был потрясен этим подходом и я понял, что я обнаружил нечто лучшее, чем старые идеи моего отца, «покупай и удерживай». И вот я взял все свои деньги и купил «Синтекс», который был одним из самых популярных фондов в мире в то время – они были ведущей фармацевтической компанией, производящей противозачаточные таблетки. Если я правильно помню, я купил фонд в тот день, когда он достиг уровня 100 и именно в тот день, когда Доу в первый раз достиг 1000. Для меня это был конструктивный опыт. Мы были в разгаре того необыкновенного бычьего рынка, который начался с 1962 года и продолжался до 1966 и в тот день я был на высших точках как акции, так и рынка. Несколько недель спустя акция сильно упала и рынок сильно упал, и это было нечто, с чем я никогда не сталкивался в моем прошлом опыте. На самом деле я совершенно не обращал внимания на рыночный риск. Я находился за пределами каких-либо ожиданий, которые у меня когда-либо были. Я помню, что когда акция упала до, примерно, 80, я был абсолютно потрясен и испуган.

Вопрос: Вам показалось, что это личное оскорбление?

Брайан: Нет. Не думаю, что я так это воспринял. Я помню, что я думал, почему это со мной произошло. Я не увидел приближения этого? И я чувствовал себя отвратительно, и у меня была типичная реакция, теперь, когда он опустился до 80. насколько еще ниже он может опуститься? Так что лучше я уберусь отсюда, пока меня не уничтожили. Я продал акцию, принял свой убыток, и во многом это был опыт, который действительно остался со мной навсегда. Это был мой первый важный урок по контролю риска. Это был простой урок, заключавшийся в том, что акции могут и падать! И это был по-настоящему ключевой урок о том, что нужно знать, каков твой допустимый уровень риска, прежде, чем вступишь в какую-либо сделку. «Синтекс» в конечном итоге был полностью разбит во время медвежьего рынка 1966 года. Насколько я могу вспомнить, он так никогда и не достиг уровня своих старых высших точек. Я много раз думал о том, как мне невероятно повезло, что такой случай произошел со мной так рано.

Вопрос: Брайан, Ваш опыт и биография действительно довольно уникальны. Вы были профессиональным инвестиционным менеджером, управляющим довольно внушительными суммами инвесторского капитала, а также успешным профессиональным писателем. Вы написали ряд сценариев, которые стали довольно известными фильмами. Например, «Трудные времена», в главных ролях...

Брайан: Чарльз Бронсон, Джеймс Коберн и Джил Аэрлэнд.

Вопрос: Верно. И Вы были автором первого фильма с Томом Крузом.

Брайан: Я был соавтором в обоих фильмах. Тот фильм, о котором Вы говорите, это первый фильм с Томом Крузом в главной роли, «Проигрыш». Я также был одним из продюсеров «Проигрыша».

Вопрос: Не могли бы Вы немного рассказать о своей писательской карьере и о том, какое отношение это имеет к биржевой торговле?

Брайан: Ну, я всегда считал, что у меня именно такой раздвоенный мозг. С одной стороны, во мне есть интерес к бизнесу и биржевой торговле, а с другой стороны, я художник. Возможно, говорить так довольно самонадеянно. Это другие люди должны назвать тебя художником. Но я думаю, Вы понимаете, о чем я говорю.

Вопрос: Теория правого и левого полушария?

Брайан: Да, но в отличие от большинства людей, у которых большую часть жизни задействовано то или иное полушарие, моя жизнь раскачивается туда-сюда как маятник между этими двумя крайностями. Я учился в Калифорнийском Университете в Лос-Анжелесе и получил степень по экономике, но я так же страстно увлекся кино. Я ходил на все кинофестивали, которые проводились в Лос-Анжелесе и на практике научился писать и снимать, поскольку у меня никогда не было возможности пойти в кинематографическую школу. После окончания колледжа я решил заняться кинокарьерой. Я начал стучаться в разные двери в Голливуде, пытаясь найти работу. Сначала это меня в некотором роде разочаровало, потому что мне не очень везло с получением работы и я начал писать фактически из чувства самообороны. Писать, точно так же, как и заключать сделки – это то, что ты можешь делать за свой собственный счет. Никто не должен нанимать тебя на работу. Конечно, ты надеешься, что из этого получится что-то дельное! Итак, я писал, а затем мне повезло и я, наконец-то, продал сценарий. В конечном счете, я упрочил свой статус и, как вы знаете, я довольно долго работал в Голливуде сценаристом. Я писал картины, которые Вы упомянули ранее, и как большинству писателей в Голливуде, в конечном итоге, мне платили за огромное количество сценариев, которые так и не были воплощены в жизнь.

Вопрос: Вы проводите черту между своей артистической и деловой сторонами. Очевидно, Вы смогли объединить эти две стороны в своей карьере в кино.

Брайан: Это справедливо в том смысле, что большую часть своей карьеры в Голливуде я также являлся продюсером. Так что это действительно объединение.

Вопрос: Считаете ли Вы, что биржевая торговля похожа на это в том смысле, что требует как творческих, так и аналитических навыков?

Брайан: Думаю, это справедливо по отношению к большинству трейдеров. Конечно, есть определенные индивиды, которые являются абсолютно количественными трейдерами; в основном они являются в душе математиками. Они разрабатывают свои модели и заключают сделки, строго соотносясь со своими компьютерами. Однако, я полагаю, что таких меньшинство. Так что если мы в некотором роде исключим эту группу, думаю, для большинства успешных трейдеров это интеграция того и другого. Я проиллюстрирую, что я имею в виду. В писательском ремесле и в биржевой торговле есть нечто общее. Самый большой успех как к писателю, так и к трейдеру, приходит тогда, когда человек находит интересный сюжет или интересную тему. В Голливуде часто говорят, что если твой сюжет достаточно интересен, то ему, скорее всего, не помешает даже плохое исполнение. Очень много сценариев, написанных не особенно хорошо, стали очень успешными фильмами, но в них содержатся совершенно неотразимые сюжеты.

Вопрос: И успех фильма является результатом силы сюжета.

Брайан: Верно. Диалог может не быть блестящим, и актеры могут играть несколько натянуто. В общем, исполнение фильма может быть довольно посредственным. Но если сам сюжет силен, го фильм сработает.

Вопрос: Приведите пример такого фильма.

Брайан: Ну, это пример и книги, и фильма, но я считаю, что книги Тома Клэнси и фильмы, поставленные на их основе, являются довольно хорошим тому примером. Клэнси – великий рассказчик. Идеи сюжетов его книг исключительно сильны и построение сюжетов просто потрясающее. Как говорят, от его книг невозможно оторваться. Но его персонажи, особенно ключевой персонаж, Джек Райан – довольно слабы, они не очень интересны и диалоги не такие уж замечательные. Но поскольку сюжетные идеи настолько сильны, это уже не имеет значения. Они добиваются успеха.

Вопрос: То, что там играет Харрисон Форд, также идет им на пользу.

Брайан: На самом деле это очень проницательное наблюдение. С таким плоским персонажем как Джек Райан, действительно необходим такой чрезвычайно обаятельный и привлекательный актер, как Харрисон Форд, чтобы все это сработало на экране. Одной из проблем в «Охоте за «Красным Октябрем»» было то, что в главной роли не снялся Харрисон Форд, и тем не менее, сюжет настолько силен, что несмотря на это, фильм добился успеха.

Вопрос: Так что если Том Клэнси станет привлекать внешние средства, то возможно, он будет довольно хорошим капиталовложением, но как Вы соотнесете эту сюжетную концепцию с рынком?

Брайан: На Уолл-Стрит, так же, как в Голливуде, ты хочешь найти очень сильный сюжет, который настолько силен, что может добиться успеха несмотря на то, что исполнение будет не очень хорошим, а если и исполнение сильно, тогда тебе действительно выпало очко. Например, за последние пять лет одним из самых сильных сюжетов были акции компьютерных сетей. Около пяти лет назад, если бы ты посмотрел на мир и сказал: «Послушай, кругом несметное количество компьютеров и каким-то образом их все свяжут между собой, так чтобы они стали сообщающимися», тогда у тебя был бы здесь очень сильный сюжет. И тогда, если бы ты начал искать фонды для покупки в сетевом секторе, вместо того, чтобы искать их в других секторах рынка, то ты значительно увеличил бы вероятность получить намного больший доход от своих денег. Велика вероятность, что некоторое время дела у тебя шли бы довольно хорошо, если бы ты просто купил крупную партию акций сетевых компаний, поскольку рынок признал силу базовой идеи и увлек за собой плохие и средние компании наравне с очень хорошими компаниями. Ты все время видишь это на рынке. А если бы ты сделал следующий шаг и, например, выявил бы лидеров – «Циско», «Кейблтон», «3 Ком», – тогда ты действительно заработал бы уйму денег. По существу это были те компании, у которых была не только неотразимая сюжетная идея, но они также оформили ее отличными диалогами и блестящим актерским составом.

Вопрос: То есть Вы хотите сказать, что Ваш жизненный опыт в Голливуде и на рынке сошлись так, что это привело Вас к использованию сходных критериев в оценке вероятности получения прибыли в обеих сферах?

Брайан: Да, в широком смысле слова это совершенно верно. Я думаю, что действительно существует серьезная аналогия между тем, как ты зарабатываешь деньги в кинобизнесе и тем, как ты зарабатываешь деньги на рынке. Киностудии зарабатывают на блокбастерах, которые часто называют «опорными столбами», – картинах, которые, так сказать, удерживают навес. В общем, если ты собираешься попытаться заработать на портфеле сверхприбыли, тебе необходимо несколько опорных фондов – основной пакет, где ты концентрируешь большую часть своих денег, поскольку ты нашел компанию или несколько компаний с неотразимыми сюжетами и, будем надеяться, также хорошим исполнением. В обеих сферах, по моему мнению, самые крупные деньги почти всегда зарабатываются тогда, когда ты нашел неотразимый сюжет.

Вопрос: Брайан, считаете ли Вы, что биржевая торговля – это скорее приобретенный навык или врожденный талант?

Брайан: Думаю, так же, как и в случае с писательским ремеслом. Я считаю, что начинать следует, когда у тебя есть определенные способности. У некоторых людей есть определенное количество врожденного дара к писательству. Кто знает, откуда это берется? Когда у тебя есть такой талант, тогда ты должен усердно трудиться, чтобы усовершенствовать свое искусство. Я считаю, что то же самое справедливо и в отношении биржевой торговли. У некоторых людей есть природные способности и интерес, а затем они усердно работают над совершенствованием своей техники. Я вижу много сходного между писательским ремеслом и биржевой торговлей. И там, и там необходимы врожденные навыки, а также благоприобретенные модели поведения и методы. Я думаю, Вы очень хорошо это подчеркнули во «Внутренней стороне биржевых сделок».

Вопрос: Я прослежу, чтобы Ваша последняя фраза вошла в последнее издание.

Брайан: Я хочу сказать, что Ваша мысль в этой книге в некотором роде пересекается с обеими моими карьерами. В конечном итоге успех в каждой из них идет от знания себя самого. Когда ты трейдер, он идет от синхронизации себя с рынком и от того, кто ты есть на весьма глубоком психологическом уровне. Я полагаю, что то же самое, очевидно, справедливо и в отношении писательского дела. Лучшие работы всегда получаются тогда, когда ты пишешь от души, когда твой сюжет идет от тебя самого. Я думаю, то же самое происходит и в биржевой торговле. В спорте часто используется фраза – полагаю, теперь она начинает в некотором роде распространяться на наш язык. Люди говорят: «войти в зону». Это часто употребляется в спорте, когда кажется, что спортсмен вошел в зону. Они не могут промахнуться, верно?

Вопрос: Это как когда Майкл Джордан во время плей-оффа забрасывает шесть трехочковых бросков. Его сосредоточенность настолько сильна и, тем не менее, он кажется абсолютно расслабленным!

Брайан: Будучи родом из Лос-Анжелеса, я бы сказал, что это скорее похоже на «Мэджик Джонсон» против «Келтикс» несколько лет назад. Ты видишь великого спортсмена в таком состоянии, стремящимся получить мяч за две секунды до окончания матча. Они знают и ты знаешь, что мяч туда попадет. Он не промахнется! И тем не менее, мы все знаем, что их способность делать все от них зависящее в самый ответственный момент идет от комбинации врожденного таланта со всеми теми тысячами часов тренировок, когда этот бросок выполняется снова и снова, и еще раз. Я, безусловно, испытал это в биржевой торговле, так что я знаю, что там происходит то же самое. Ты выполнил все домашнее задание. Ты наблюдал за рынком. Фонд устанавливается именно так, как ты думал. Ты заключаешь сделку и наблюдаешь за тем, как она раскрывается прямо перед тобой, именно так, как было запланировано. Это все равно, как если бы Земля замедлила на минуту свое вращение, именно это ты чувствуешь, я полагаю, на баскетбольной площадке.

Вопрос: И ты находишься прямо в этом моменте времени...

Брайан: Только в этом моменте! И вместо того, чтобы напрягаться, ты чувствуешь себя очень спокойно, ты просто действуешь. Ты не думаешь о сотне тысяч мелких движений, которые уходят на то, чтобы забросить мяч в корзину, ты просто делаешь это!

Вопрос: Как писатель и как трейдер, как Вы входите в зону?

Брайан: Нужно синхронизироваться с самим собой, я думаю, это основное. Не важно, что ты пишешь или чем ты торгуешь, все это не искусственная вещь вне тебя. Мотивация идет от глубочайшей уверенности. Это одно из условий, содействующих успеху в писательском ремесле и в биржевой торговле. Хотя, помимо этого, на мой взгляд, существуют и другие сходства. В обоих случаях тебе совершенно необходимо выполнять домашнюю работу. Думаю, что попасть в зону можно только тогда, когда ты уже выполнил домашнее задание, так что когда тебе предоставляется ситуация, ты уже можешь действовать. Когда ты не выполнил домашнее задание, ты теряешься. Когда ты не подготовился, твоя интуиция ни к чему тебя не приведет. Или, возможно, произойдет следующее: масса негатива просто пересилит.

Вопрос: Я придерживаюсь простого взгляда: интуиция – это дивиденд за усердную работу.

Брайан: Прямо как у Томаса Эдисона: «Гений – это 99 процентов пота и 1 процент вдохновения».

Вопрос: Мое любимое изречение Эдисона говорит о том же. Он сказал: «Большинство людей не узнают удачу, потому что она маскируется под усердную работу, одетую в спецовку».

Брайан: Я никогда этого раньше не слышал. Это просто блестящее изречение. Думаю и в писательском деле, и в биржевой торговле происходит то, что ты должен выполнять много сложной работы. И если ты ее выполняешь, то у тебя могут появиться те чудесные моменты, когда ты достигаешь необыкновенных высот, где ты просто инстинктивно делаешь то, что правильно. Как у писателя, слова буквально начинают литься из тебя, потому что ты изрядно подготовился и попотел. Не думаю, что для трейдера возможно находиться в зоне все время, так же как и для писателя. Думаю, что и в писательском ремесле, и в биржевой торговле происходит следующее: когда ты становишься увереннее, ты можешь чаще находиться в этом состоянии души. Это лучший ответ, который я могу дать. Я знаю, что для меня ключ заключается в том, чтобы всегда усердно работать над самопознанием.

Вопрос: Что биржевая торговля поведала Вам о Вас самих?

Брайан: Думаю, биржевая торговля многому меня научила. На самом деле, я думаю, что весь процесс, если ты позволяешь себе быть по настоящему открытым, похож на ежедневную психотерапию. Это дает тебе возможность видеть, кто ты такой на самом деле.

Вопрос: Я бы сказал, что это как психотерапия, но достаточно жесткая.

Брайан: Думаю, это совершенно верно. Рынок заставляет тебя, если ты преуспеваешь, быть абсолютно честным с самим собой. Если ты теряешь деньги, ты просто вынужден столкнуться с этой реальностью. Это объективная реальность, она прямо перед тобой, и ты вынужден ее признать. По правде говоря, я считаю, что рынок как сорняки выпалывает людей, которые неспособны быть честными с собой. Подозреваю, что биржевая торговля, помимо того, что это прекрасный способ заработать на жизнь, является также одним из наиболее само-разоблачительных занятий. Изо дня в день ты сталкиваешься со всеми этими первобытными чувствами. Ты на рынке, он решительно идет против тебя и ты вынужден столкнуться с тем, что ты либо борешься, либо выбываешь из игры.

Вопрос: И все это касается твоей реакции!

Брайан: Существует очень мало видов деятельности, где человек вынужден сталкиваться с внутренними эмоциями настолько же регулярно, как трейдер. Если ты не можешь честно признаться себе в том, что чувствуешь, ты стоишь на прямом пути к разрушению.

Вопрос: Что, на Ваш взгляд, отличает Вас от всех остальных трейдеров?

Брайан: Хороший вопрос. Думаю, я тоже задавался вопросом, что отличает меня как писателя от всех остальных писателей? Ответ: у меня есть свой собственный голос. Это нечто, что я научился проектировать и считать действительно моим личным. Голос – очень субъективная вещь. Это твой индивидуальный стиль или способ рассказывать, который ты выработал с течением времени в результате самокопания и усердного труда. Думаю, к трейдеру относится то же самое. Если ты смог создать свой голос как трейдер, то это твой индивидуальный подход и метод распознавания возможности. Писатель ли ты, или трейдер, твой голос – это то, что принадлежит только тебе.
Содержание Далее

Как начать торговать на фондовой бирже
Яндекс.Метрика